Глава 2. Психолухи на тропе войны против народа

Творчество участников форума

Модераторы: The Warrior, mmai, Volkonskaya

Глава 2. Психолухи на тропе войны против народа

Сообщение Johnny » Пт май 02, 2014 9:32 pm

В результате первоначального анализа Джонни удалось выявить, как минимум, следующие приёмы, которые психолухи используют, пытаясь развести на деньги (потенциальных) клиентов/пациентов:
- Психосоматические мифы («все болезни от нервов»)
Главная предпосылка эффективности использования этого метода (помимо уже отмечавшегося снижения уровня реального образования населения) – плачевное состояние медицины в Российской Федерации. Основной навык, постоянно практикуемый терапевтами районных поликлиник – выписывание больничных листов тем, кто не может позволить себе их купить. А также льготных рецептов бабушкам (дедушки так долго, как правило, не живут; к счастью, другие рецепты выписывать не надо, т.к. в аптеке нынче продадут что угодно, кроме разве что признанной особо опасной марганцовки!) Конечно же, нельзя отрицать пользу этих мероприятий. Кому-то хотя бы частично компенсируют пропущенные по болезни рабочие дни. А халявный аспирин худо-бедно предотвращает агрегацию тромбоцитов в старческих сосудах.
Но как быть тем, у кого не простуда и кому ещё лет немного, а здоровья уже практически нет? Некоторое время они ещё на что-то надеются, тратя последние силы в длинных очередях к невропатологам (которых последнее время зачем-то переименовали на иностранный лад в неврологов, словно патологий нервной системы у людей от этого стало меньше!), ревматологам, хирургам, гастроэнтерологам, эндокринологам и т.д. Путь к которым каждый раз лежит, кстати, опять-таки, через терапевта. Может, по мнению руководства системы здравоохранения, в стране уже такой средний уровень образования, что люди не в состоянии решить, какой орган у них болит, так как не знают элементарной анатомии?! Так или иначе, те, кому хватило здоровья отстоять очередь, в итоге добиваются примерно трёхминутной аудиенции у нужного специалиста. Где врач их слушает в пол-уха, параллельно разговаривая с медсестрой. И некоторым даже назначенное лечение помогает.
Однако многие так и продолжают мыкаться по врачам, теряя силы и надежды. Им становится всё хуже и хуже. И тогда перед их лечащими врачами встаёт очень непростая дилемма. С одной стороны, они могут сказать пациентам прямо: в нашей поликлинике у нас нет возможности эффективно Вам помочь. Идите в платную! Однако это чревато неприятными вопросами типа: а на хрена, спрашивается, тогда вы здесь нужны? Как рекламный форпост на пути к платным медицинским услугам?! И где гарантия, что продажные эскулапы там реально помогут, а не угробят, вначале вытянув все деньги?!
С другой стороны, президент и ответственные лица государства, имеющие отношение к данной проблеме, вещают с высоких трибун (особенно ближе к выборам, но *до*, а не *после*!) о том, какие недавно построены оборудованные по последнему слову диагностические и лечебные центры. Мол, чуть ли не каждый нуждающийся может приехать туда с полисом ОМС... Однако в реальности, как врачи, так и пациенты (кроме разве что самых наивных) знают, что президент и его приспешники, как обычно, лгут. Может, кое-кому кое-где в больших городах и повезёт, но в целом в упомянутых центрах обслуживают вовсе не тех, кто больше всего нуждается в помощи, а либо своих, либо за приличные деньги, которых тому, кто за них имеет несчастье реально работать, не наскрести. Или запишут в очередь с таким расчётом, чтобы, когда она подойдёт, уже было неактуально, ибо пациент к тому времени успеет завершить свой жизненный путь. И что тогда остаётся врачу? Сообщить печальным шёпотом пациенту, что, если у Вас нет средств на нормальное лечение, может, не стоит она уже того, такая жизнь, а?
Психолухи внесли новую струю в промывание мозгов несчастным пациентам. Теперь врач может сказать, мол, по данным объективных исследований (выполненных на оборудовании мухосранской районной поликлиники диагностом очень умеренной, если выражаться политически корректно, квалификации) у Вас... вовсе не всё так плохо, как Вы расписываете свои симптомы. А потому, это всё в значительной степени у Вас в голове. «Нервишки», типа, Вам надо подлечить. Идите, запишитесь к психологу, психотерапевту...
Ну а там уж, пока психолух ему мозги полоскать будет, пациент, смотришь, и того... А кому какая разница тогда, от чего помер? Как говорится, на всё божья воля... Об одном таком трагическом примере Джонни узнал от Эдуарда Шарикова. Пациент ходил, ходил к врачу, но ничто ему не помогало. Болит где-то там, в горле, и всё тут. Рентген ничего не показал. Наконец, врача это достало, и он сказал больному в сердцах: нет у Вас ничего! Это всё у Вас в голове, вы сами себе придумали! Идите к психологу – только он Вам поможет! В результате, его направили в заведение, где работал Эдуард Шариков. Джонни не запомнил или прослушал, как они познакомились. Может, случайно столкнулись и разговорились. Так или иначе, Эдуард Шариков научил несчастного мужчину, как ему попасть к другому врачу и снова сделать обследования. Мол, не может быть, чтобы просто так у Вас болело, «от нервов». В результате, пациенту опять сделали рентген, но теперь нашли то, чего не увидели в прошлый раз. Однако было уже поздно. Он умер от рака, не прожив и месяца с момента диагноза. Вероятно, конечно, ему бы не смогли уже радикально помочь, даже если бы правильно поставили диагноз в первый раз. Однако сам случай был весьма показателен...
О том, как выглядит психосоматическая пропаганда психолухов на практике, Джонни составил для себя впечатление на основании случайно прочитанного интервью М. Спивака – одного из главных гуру поп-психологии. Того самого, чью книжку про «психологическое карате» Леночка штудировала уже не первый год. По его словам, в структуре заболеваемости 70% составляют психосоматические расстройства, которые великий учитель определил как «болезни, в происхождении которых главную роль играет психологическое состояние человека». В качестве примеров гуру назвал «атеросклероз, гипертоническую болезнь, язвенную болезнь, бронхиальную астму, гастрит, другие проблемы желудочно-кишечного тракта». По утверждению Спивака, «болячка – это разговор организма с личностью!.. И если человек не слышит, тогда организм орёт уже приступами, язвами, инфарктами».
Джонни же, читая это интервью, невольно вспоминал трагическую историю девочки по имени Сторми Джонс. Родители словно догадывались, называя ребёнка таким именем, как драматически сложится её судьба. Уже к шести годам у неё развился атеросклероз и, как следствие, ишемическая болезнь сердца. Она перенесла инфаркт миокарда. Несмотря на две операции коронарного шунтирования (во время второй из которых также была проведена вынужденная замена митрального клапана), стенокардия и обусловленная ею сердечная недостаточность прогрессировали. Девочка была фактически обречена.
Интересно, о чём, по мнению г-на Спивака, «психосоматическая» болячка Сторми могла ей рассказать,- недоумевал Джонни. Или её родителям? Быть может, что-то о первородном грехе?.. К счастью, у докторов, которые наблюдали девочку, была другая версия. 14 февраля 1984 года Томас Старзл и Генри Бансон в результате шестнадцатичасовой операции выполнили одновременную трансплантацию печени и сердца. Благодаря нормальному функционированию лпнп-рецепторов (лпнп = липотротеины низкой плотности) в донорской печени уровень лпнп - холестерина у пациентки снизился на 81%, с 988 до вполне приемлемого уровня в 184 миллиграмма на децилитр. Этот случай был частью работы, за которую Джозеф Голдстейн и Майкл Браун получили в 1985 г. Нобелевскую премию в области физиологии или медицины. (К сожалению, Сторми Джонс умерла 11 ноября 1990 года в возрасте 13 лет от начавшегося по невыясненной причине отторжения донорского сердца).
Разумеется, ситуация Сторми Джонс представляла собой крайний случай, встречающийся в популяции с частотой примерно один на миллион. Гораздо чаще (с частотой примерно 1/500) встречаются гетерозиготы по упомянутой выше наследственной гиперхолестеринемии, такие, как родители Сторми. Активность лпнп рецепторов в их клетках печени снижена примерно вдвое. В результате многие из них (особенно мужчины, т.к. у женщин до наступления менопаузы неблагоприятная ситуация частично компенсируется гормональными факторами) уже на четвёртом – пятом десятке становятся жертвами последствий атеросклероза.
Размышляя над этими факторами, Джонни продолжал читать интервью с М. Спиваком, который утверждал: «Если по большому счету, то психосоматика – это низкий уровень профессионализма нашего населения. Профессионалы не болеют!» Что ж, видимо, Артур Эш, лучший теннисист мира 1975 года, был плохим профессионалом. Ибо в 1979 году в возрасте 36 лет он перенёс инфаркт миокарда. А в 1983 году при повторной операции коронарного шунтирования умудрился заразиться СПИДом, от которого и умер в 1993 году в возрасте 49 лет.
Как не очень хорошим профессионалом был по такой логике и Стив Джобс. Ведь у него в 2003 году была диагностирована нейроэндокринная опухоль поджелудочной железы (а М. Спивак сказал в своём интервью: «опухоль – это психосоматическое заболевание»). От которой он скончался в 2011 году, несмотря на доступ к лучшей медицине, какую только можно купить за деньги. Нет, безусловно, Стив Джобс мог быть хреновым изобретателем. Но кто мог сравниться с его талантом торгаша, гребущего миллионы долларов на продаже товара, который китайцы могли сделать в четыре раза дешевле?! (Конечно, многочисленным шлюшкам на территории бывшего СССР сосать за китайский быдлофон было бы уже не так гламурно, но это уже другой вопрос...) Как же так?- недоумевал Джонни. Ведь великий гуру говорил своему собеседнику – психолуху, бравшему у него интервью: «Когда вы ведете, например, тренинг продаж, вы тоже психосоматикой занимаетесь. Если с Вашей помощью у него начнут идти успешно продажи, у него болячек не будет». Может, Стива Джобса надо было отправить на тренинг к этому психолуху?- задумался Джонни. Тогда, может, и получилось бы продлить жизнь хозяина яблочной империи на пару-тройку десятилетий...
На фоне двух только что упомянутых знаменитостей (чей «средний» для здорового человека возраст был омрачён тяжёлыми болезнями, приведшими их к безвременной кончине) очень скромно смотрелся безвестный 88-летний дед, доживавший свой век в доме престарелых. Его единственными жалобами было чувство одиночества, которое он испытывал после смерти жены, а также посещавшие его время от времени эпизоды депрессии. Дед говорил складно и чувствовал себя здоровым, если не считать сильного снижения памяти (ему был поставлен диагноз болезни Альцгеймера; ей страдает каждый второй американец в возрасте старше 85 лет) в отсутствие других явных неврологических симптомов. У него не было перенесённых инсультов, а также болезней сердца и почек, за исключением лёгкой боли в груди три года назад. Единственным объективным изменением тогда было преходящее снижение ST- интервалов и T-зубцов в боковых отведениях электрокардиограммы. Пациента пролечили по поводу стенокардии, и с тех пор у него не было симптомов. Согласно записям его лечащего терапевта, содержание холестерина в сыворотке крови пациента варьировалось от 3,88 до 5,18 ммоль/л (норма до 5,2).
И это несмотря на то, что, согласно независимым источникам (рассказам врача пациента, а также друга) дед ежедневно съедал по 20-30 куриных яиц (каждое содержит примерно 200 мг. холестерина, т.е. 2/3 максимально допустимого уровня ежедневного потребления) на протяжении более пятнадцати лет. Он варил яйца всмятку и поедал их в течение дня. Дед аккуратно записывал, яйцо за яйцом, количества, съеденные каждый день. Медсестра в доме престарелых подтвердила ежедневную доставку пациенту примерно двух дюжин яиц. Психиатр и клинический психолог характеризовали эту необычную пищевую привычку деда как компульсивное поведение, основанное на сложных психологических факторах. Попытки модифицировать поведение оказались безуспешными. Пациент утверждал: «Поедание этих яиц разрушает мою жизнь, но я ничего не могу с этим поделать».
Джонни, всю жизнь сомневавшийся даже в том, в чём объективно был прав, не мог не поражаться уверенности психолухов во мнениях, с которыми вполне можно было поспорить. Спросите обывателей, собравшихся за столом по поводу какого-нибудь торжества и уже выпивших достаточно для обсуждения проблем с собственным здоровьем, чем вызывается язва (желудка и двенадцатиперстной кишки). И они с достоинством знающих людей, демонстрирующих своё превосходство над неосведомлёнными детьми, ответят: нервами, конечно, стрессом. А ещё, мол, острого не надо много есть. Было время, когда так считали и многие врачи.
Однако два доктора из Австралии, Робин Уоррен и Барри Маршалл, были уверены: виноваты бактерии. Уоррен, патолог из города Перт, наблюдал мелкие изогнутые бактерии, колонизующие нижнюю часть желудка (антрум) у примерно половины пациентов из числа тех, у кого брали биопсию. Он сделал ключевое наблюдение, что признаки воспаления всегда присутствовали поблизости от того места, где были замечены бактерии. В результате изучения материала биопсий от более ста пациентов, после нескольких попыток Барри Маршаллу удалось культивировать неизвестный прежде вид бактерий, получивший впоследствии название Helicobacter pylori. Уоррен и Маршалл также установили присутствие этого организма у практически всех пациентов с воспалительным процессом в желудке, язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Это позволило им сделать предположение о роли Helicobacter pylori в этиологии упомянутых болезней.
Однако вначале это открытие было встречено скептически. Даже коллеги смотрели на Уоррена и Маршалла так, словно те объелись утконосов или кенгуру. Тогда Барри Маршалл, расстроенный таким неприятием, не придумал ничего лучше, кроме как опрокинуть себе в рот чашку Петри, содержавшую культуру микроорганизмов, взятых у пациента. Спустя пять дней у него развился гастрит. Симптомы исчезли через две недели, однако Барри всё же принимал антибиотики по настоянию своей жены, т.к. одним из симптомов инфекции был галитоз (дурной запах изо рта).
В итоге, исследования Робина Уоррена и Барри Маршалла были в 2005 году удостоены Нобелевской премии в области медицины и физиологии. Благодаря им мы теперь знаем, что примерно 60% язв желудка и 90% язв двенадцатиперстной кишки обусловлены инфекцией. Большую часть других случаев язвы желудка связывают с употреблением нестероидных противовоспалительных препаратов, таких, как аспирин, ибупрофен, напроксен.
Несмотря на описанные достижения в понимании этиологии язв, психолухи по-прежнему в своей рекламе, на тренингах и т.д. продолжают упорно называть эти заболевания психосоматическими. Впрочем, наверное, их можно понять: им-то Нобелевскую премию не дали, а зарабатывать как-то надо...
Дальше интервью Великого Учителя стало ещё «веселее». Как говорится, жесть крепчала. «Когда человек думает, в кровь врываются эндорфины, самый лучший адаптоген. Мыслители не болеют!» Но как же так?! Вот я думаю-думаю, а мне всё хуже и хуже! Почему? Может, я не от том думаю?- размышлял печально Джонни. Потом он стал вспоминать других, правда, несколько более известных, мыслителей. В частности, Сёрена Кьеркегора, который ещё в молодости был скорбным и болезным, а потом всю свою недолгую жизнь писал о «болезнях к смерти». Впрочем, Кьеркегору простительно, т.к. он в юности с дерева рухнул,- думал Джонни. Потом Джонни невольно вспомнил другого видного экзистенциального мыслителя – Фридриха Ницше. Который в возрасте 44 лет впал то ли в деменцию, то ли в безумие (впрочем, скорее первое), в связи с чем был отправлен в «санаториум», где он сосредоточенно размазывал своё дерьмо по стенам и по себе. Наверное, латентный идеолог фашизма тоже не о том думал,- растерянно предположил Джонни. Почему такова судьба многих из тех, кто осмеливается размышлять относительно общих вопросов бытия?- недоумевал он. Впоследствии, по мере того как его собственное состояние всё дальше ухудшалось, Джонни неоднократно задумывался над этим вопросом, и в итоге на закате своей жизни сделал для себя важные выводы.
И далее по ходу интервью М. Спивак не переставал удивлять Джонни. «По моим представлениям, моим исследованиям 85,7% людей у нас невротизированы». Не 85 и не 86, а именно 85,7%! Вау! Это же надо минимум сотни субъектов наблюдать, чтобы с уверенностью написать три значащих цифры!- впечатлялся Джонни. Не меньше поразило Джонни и объяснение слова «невротизированы»: «То есть у них в характере есть какие-то минусы». Где слово «характер» понималось «как свойство личности, отражающее отношение человека к себе и близким людям». Такое объяснение показалось Джонни, по меньшей мере, странным. Так, например, Леночка ни в коей мере не была невротизирована в том смысле, как это могли понимать старые доктора. В самом деле, у неё не было ни приступов паники, ни специфических фобий, ни общей тревожности. Как не было у неё и обсессивно-компульсивных явлений («невроза навязчивых состояний») или посттравматических стрессов, не говоря уже про мрачные экзотические вещи типа диссоциативных расстройств. И в то же время у Леночки была серьёзная патология личности, превращавшая её с житейской точки зрения в бессовестную мразь, паразитическую сучку.
Тем временем гуру продолжал: «Должно быть четыре плюса в характере, тогда человек болеть не будет». Неужели у меня даже четырёх плюсов не найдётся, что я всё время болею?- недоумевал расстроенно Джонни. И дальше ему стало противно читать. Да, собственно, в этом уже и не было особой необходимости. Картина была и без того достаточно ясна. Несмотря на вопиющее расхождение его мнений с реальным положением вещей, Великий Учитель «предлагал вариант, когда человеку с болезнью сначала нужно идти к психотерапевту, а психотерапевт его направит к узким специалистам, если это чисто проблема тела».
Нетрудно догадаться, к каким трагическим последствиям могла бы повести такая схема. Если даже настоящие, «медицинские» терапевты часто не могут толком понять, что с человеком не так, а потому ставят невнятные диагнозы типа «вегето-сосудистой дистонии». И можно представить, что начало бы твориться в этой сфере, если доверить ответственейшую процедуру первоначальной диагностики профессиональным мозг**б*м!
К счастью, никто не пойдёт на такое даже в этой многострадальной стране!- пытался успокаивать себя Джонни. И в то же время он не мог не отметить для себя, к каким негативным последствиям уже привело насаждение психолухами в массовом сознании психосоматических мифов. Однако определённым весьма влиятельным в обществе силам это было очень выгодно. Во-первых, у врачей теперь было больше оснований без особых угрызений и дополнительных разбирательств заявить «проблемным» пациентам: «это у Вас от стресса» или «от нервов». Таким образом, у системы здравоохранения появились законные основания приносить неугодных больных в жертву, когда возиться с ними далее представляется экономически нецелесообразным. Во-вторых, психосоматические басни развязывали руки пищевой индустрии, для которой извлечение прибыли являлось значительно более высоким приоритетом, нежели здоровье населения. Она теперь могла спокойно кормить население консервантами, красителями, ароматизаторами и транс-жирами. Ведь они же не могут вызвать многочисленные заболевания, имеющие, как теперь выяснилось, психосоматическую природу!
Особенно показательна, пожалуй, ситуация с солью. С одной стороны, следуя нынешней моде на соблюдение религиозных обычаев, производители продуктов питания весь март шлёпают на упаковки своих изделий наклейку «постный продукт». С другой – они систематически невольно используют для повышения своего дохода законы эволюции, действующие в мире живой природы независимо от мнения попов по этому поводу.
У наших далёких предков не было холодильников. Соление продуктов питания помогало защитить продукты от порчи, а тех, кто их потреблял – от пищевых отравлений. Вероятно, эти факторы сыграли роль в формировании у людей предпочтения к солёной пище (оно развивается примерно начиная с шестимесячного возраста, не распространяясь, таким образом, на самых маленьких младенцев, питающихся практически исключительно грудным молоком), содержание ионов натрия в которой значительно выше объективной физиологической потребности.
Этим обстоятельством пользуется пищевая индустрия, благополучно делающая деньги за счёт здоровья людей. Ведь российские нормативы не обязывают её указывать содержание натрия в продуктах. А в это время у нас от инсультов умирает в десять раз больше людей, чем в США. И это при меньшей примерно на сорок процентов численности населения! Но ответственные лица не беспокоятся! И правда, зачем? Ведь, если верить психолухам, гипертония – психосоматическое заболевание. Так что не надо волноваться!..
Это в Великобритании Национальная служба здравоохранения лезет из кожи вон, чтобы даже не самые образованные жители Соединённого Королевства могли понять, как не рыть себе могилу вилкой и ложкой! С этой целью у них там используется цветовая маркировка продуктов по принципу светофора. Красные сигналы ставятся, если в ста граммах продукта содержится более 17,5 г. жиров, более 5 г. предельных жиров, более 22,5 г. сахара или более 1,5 г. соли (0,6 г. натрия). Зелёные – при содержании в ста граммах продукта менее 3 г. жиров, менее 1,5 г. предельных жиров, менее 5 г. сахара или менее 0,3 г. соли (0,1 г. натрия). Жёлтые – для промежуточных значений. Естественно, там тоже можно купить вредный продукт. Однако для жителя Великобритании это значительно более информированный выбор.
Но это там, у них. У нас же здесь, в царстве обмана, действуют другие законы. Приходишь на продуктовый рынок, и тут тебе наперебой предлагают низкокалорийные сыры. 10% жира, 7%, 5%... и это твёрдые сорта! Но попробуй попросить показать упаковку производителя, как продавщица надменно-злобным тоном сообщит: «я выкинула!» И людей уже такое поведение торгашей не возмущает и даже не удивляет. Мол, что здесь такого? Вон, даже психолухи учат не огорчать человека правдой без крайней необходимости. Узнает он, например, что в действительности там 45% жира. Поймёт, как его обманывают. Но всё равно не удержится и купит. Так как «настоящих» 10% не найдёт, а сыр вкусный – хочется. Зная правду, всё равно съест, страдая от этого, только будет зря портить себе нервы и здоровье. А в итоге его настигнет «психосоматический» инфаркт или нарушение мозгового кровообращения. И зачем тогда нужна такая правда, верно?
Однако самое токсичное действие психосоматических мифов в рекламе психолухов на обыденное сознание проявлялось тогда, когда они сплавлялись с другим деструктивным приёмом, который можно назвать
- Манипуляция ответственностью (или ты сам(а) виноват(а) во всех своих несчастьях).
Согласно психосоматическим мифам, физическое здоровье человека является по большей части функцией его душевного состояния. Последнее же бытовое мышление рассматривает как практически всецело находящееся во власти данного индивида. А потому предполагается, что душевное состояние человека либо его устраивает, либо он работает над этим. А в случае, когда не может справиться сам, обращается в специалисту.
И по такой логике получается, если человек болеет, это чуть ли не его собственный выбор. Даже если совершается на бессознательном уровне, т.к. в последнем случае всё равно вполне во власти человека обратиться к знающим людям, чтобы они помогли выяснить подлинную причину. Таким образом, если человек чувствует себя нездоровым – значит, ему самому это по какой-то причине нужно. С лёгкой руки дедушки Фрейда психолухи стали даже рассуждать о первичной и вторичной «выгоде». Джонни особенно бесила последняя формулировка. Он мысленно ехидно спрашивал воображаемого оппонента: Ну и где эта ваша грёбаная выгода? Как мне её обналичить?! Джонни озлобленно думал о том, как ему хотелось бы поменяться здоровьем с теми, кто так говорит, и посмотреть, много ли они выгоды от этого получат! А впрочем, вероятно, такие типы умеют извлекать прибыль из чего угодно!
Зато Джонни теперь понимал, какую дополнительную выгоду извлекают психолухи посредством манипулирования ответственностью. Естественно, они могут рассказывать очень красивые байки относительно эффективности предлагаемых ими терапевтических мероприятий на этапе «ухаживания». Но как быть тогда, когда клиент поймёт, что лучше ему не становится, и его попросту развели на деньги? Здесь-то и приходит на выручку перевод стрелок, т.е. возложение персональной ответственности на саму жертву.
Благодаря такой технике контроля сознания для различных около-медицинских центров, наживающимся на проблемах людей со здоровьем, сотрудничество с психолухами оказывается очень выгодным. Ведь у них теперь есть эффективное средство защиты от возможных претензий со стороны разочарованных пациентов. В самом деле, при медикаментозной терапии проблематично, например, обвинить психбольного в том, что он неправильно подставил жопу, чтобы ему вкололи галоперидол. В случае же чисто словесной терапии куда проще предъявить клиенту, скажем, его недостаточные старания в выполнении заданий специалиста.
Но главное, человеку для решения своих проблем мало почувствовать на себе ответственность за свою судьбу. У него должны быть также доступные и в то же время эффективные инструменты изменить её к лучшему. Допустим, человек физически болен, у него серьёзные проблемы со здоровьем. В идеале, ему было бы достаточно обратиться к специалистам и полностью им довериться, чтобы они его вылечили, или если с этим сложно, то хотя бы насколько можно продлили ему жизнь, в крайнем случае, облегчили состояние. И у него должна быть уверенность в возможности получить квалифицированную помощь, каким бы тяжёлым ни было его заболевание, и каким бы низким ни был его материальный достаток.
Однако на практике, учитывая безответственность, продажность и обман, царящие в российской системе здравоохранения, всё оказывается куда сложнее. Чтобы максимально обезопасить себя, человеку важно стать максимально информированным потребителем услуг, которые ему предлагаются (или навязываются). Казалось бы, человеку достаточно знать квалификацию того, к кому он обращается. Увы, тут всё не так просто. И респектабельная вывеска может скрывать под собой ужасную мерзость. Например, плохи те производители/дистрибьюторы шарлатанских снадобий, которые не могут похвастаться, как их изделие успешно прошло клинические испытания в первом, втором, третьем и т.д. медицинском университете. А почему бы и нет, собственно? Если эти солидные учреждения (согласно многочисленным сообщениям в СМИ, а также народной молве, которая в подобных случаях на ровном месте не возникает) уже который год благополучно проводят «клинические испытания» приёма и подготовки студентов за взятки...
Ситуация значительно усугублялась последние годы неуклонным снижением уровня фундаментального среднего образования. Как уже отмечалось, министр образования Фурсенко ратовал за то, чтобы наши российские граждане из знающих людей переродились в потреблядствующих толерастов. Впрочем, вероятно также, сам Фурсенко был лишь прикормленной марионеткой, а это было выгодно солидным господам, стоявшим у него за спиной и реально заказывавшим музыку. Им удобно, если потребитель будет слушать, развесив уши, про то, как «наши учёные расшифровали сигнал здоровой клетки». Этим господам очень сподручно, когда человек, лишённый базовых знаний в области анатомии и физиологии, вынужден черпать информацию о строении и функционировании человеческого тела из рекламных статей.
И в результате... Это же насколько нужно ни во что не ставить элементарный уровень образованности посетителей своих сайтов, чтобы размещать рекламу типа «не ешьте эти (один, два, три) четыре продукта, чтобы похудеть»! Естественно, грамотный человек, для которого похудение определяется балансом потребляемых и расходуемых калорий, а также индивидуальными особенностями метаболизма, на такое не поведётся! Увы, раз эта тупая реклама систематически кочует с сайта на сайт (и это можно считать свидетельством её успеха), очевидно, у наших граждан очень плачевный уровень базового образования.
Конечно же, самостоятельно разбираться даже в самых элементарных вопросах устройства живой материи непросто. Особенно если не получил основополагающих знаний ещё в школе. Кроме того, это требует времени, которого всегда не хватает. Но, с другой стороны, если посмотреть, сколько времени обыватели тратят на чтение в бульварных журналах про половую жизнь семидесятилетней Аллы Пугачёвой... Да, можно утверждать, что вопросы здоровья – компетенция соответствующих специалистов. Но ведь, если так рассуждать, интимная жизнь Пугачёвой – тем более компетенция исключительно Пугачёвой! К тому же, от чтения сплетен о звёздах ни здоровья, ни благополучия не прибавится! Разве что негативные эмоции: вон, она в свои годы как сохранилась! И ничего, что эти подтянутые – перекрашенные звёзды напоминают гробы повапленные, привлекательные снаружи, а внутри полные всякой мерзости! Ведь главное, как говорится, чтобы костюмчик сидел, не так ли?
Тем не менее, именно обладание серьёзными знаниями в значимых областях даёт человеку ощущение большего контроля над ситуацией. Оно помогает (перефразируя древнюю мудрость) изменить то, что можно изменить и понять, почему нельзя изменить то, что нельзя изменить. А также даёт возможность отличать одно от другого. И в этом отношении систематические знания о мире и о людях, в том числе о себе любимом, куда полезнее пустых «мотивирующих» лозунгов из серии «всё в твоих руках».
Но вот что примечательно: психолухи обычно смотрят весьма скептически на стремление человека разобраться в своих душевных проблемах и помочь себе самому. Это подкрепляется популярным среди обывателей тезисом (характерным для общества потребления и навязываемым массам его идеологами) о том, что всё должны делать специалисты, так как у них, мол, это лучше получится.
Джонни находил весьма показательным модное среди психолухов сравнение: «Сам себе психолог – это как сам себе стоматолог. Больно, неудобно и чревато осложнениями». Как ему представлялось, оно очень удачно выражало лживый, манипулятивный стиль общения психолухов с потенциальными клиентами. Естественно, такое сравнение сразу же вызывало в сознании обывателя ужас от перспективы запихивать себе в рот включённую электродрель, которой непонятно как там орудовать, зато заранее ясно, что будет больно и, скорее всего, больше вреда, чем пользы от такого вмешательства.
Аргумент подкреплялся модными одно время у нас ссылками на «цивилизованный мир», где они, мол, чуть что, сразу бегут к психоаналитику. Это, естественно, на самом деле враньё. Например, пиндосы (которых у нас обычно воспринимают как воплощение «цивилизованного мира») в такой ситуации предпочитают не платить сотни долларов в час (за эти деньги уж лучше к настоящей проститутке сходить – удовольствия больше будет!), а купить книжку в мягкой обложке из серии «помоги себе сам». Там будут те же слова, только во много раз дешевле. А заодно становишься «самому себе психотерапевтом», да и другим можешь кое-что подсказать, в случае чего.
Конечно же, проблематично освоить всякое нужное в хозяйстве ремесло. Джонни это понимал, а потому платил в своё время молдаванке, которая клеила обои в его комнате, беря с него за один день работы столько, сколько он сам получал за месяц. Да и то лишь единственный раз в жизни, когда Леночка его сподвигла, т.к. он без неё никогда бы не затеял ремонт – ведь стены же и без этого не падали! Джонни также как-то платил сантехнику за полчаса работы столько, сколько он сам получал за день. Однако всё это были единичные мероприятия, ради которых не стоило лезть из кожи вон и осваивать соответствующие ремёсла, тем более, когда руки под писюн заточены.
Впрочем, что касается сантехники, Джонни однажды всё же сделал исключение из правил, которое представлялось ему очень показательным. Как-то, ещё в те времена, когда он ухаживал за больной мамой, его угораздило засорить унитаз обрывками газеты. Был уже вечер пятницы, и Джонни решил, что сдерут кучу денег. Его задушила жаба. Надежды протолкнуть бумагу многократным сливом не оправдались. Воды только прибыло, вот-вот перельётся. Но Джонни был настроен твёрдо: он скорее будет плавать в дерьме, чем платить сантехнику! Но как же быть? Ещё какое-то время он тщетно злился и паниковал, а потом решил обратиться за советом к своему единственному другу – интернету. И вскоре проблема с засором была благополучно решена при помощи полуторалитровой бутылки с отрезанным донышком.
Естественно, Джонни испытал огромное облегчение. Однако самые приятные эмоции у него тогда были связаны даже не с успешным решением конкретной задачи, а ощущением контроля над ситуацией, удовлетворением от способности самостоятельно, пусть и на основании подсказки, решить свою проблему. Разумеется, человеческий мозг устроен несколько сложнее унитаза. На самом деле, это самая запутанная и загадочная система во Вселенной. Однако принцип был тот же самый. В интернете можно было в принципе найти информацию о чём угодно, в том числе о любых болезнях души и тела.
Конечно же, когда-нибудь, в далёком коммунистическом будущем, которое неизвестно когда придёт и наступит ли оно вообще, наверное, можно будет надеяться на медицину и доверять ей. А пока многим скорбным и болезным приходится заниматься самолечением. За исключением разве что хирургии и стоматологии, т.к. резать и сверлить сам себя действительно не будешь – слишком больно и опасно + требуется сложное и дорогостоящее специальное оборудование. В остальном же, перегруженным и измученным врачам районной поликлиники не до тебя. Им будет проще, если ты просто сдохнешь и перестанешь доставать их своими болячками.
Конечно, те, кто в состоянии это себе позволить, могут ещё обращаться в платные клиники. Однако, как показывает опыт многих людей, там тоже всё не так просто. Да, собственно, и чего ожидать в условиях царящей повсюду культуры обмана? Джонни вспоминался разговор с Дашей, когда он ездил к ней возвращать фотоаппарат, который она любезно одолжила ему на время поездки в Израиль. По её словам, она уже отдала врачам более миллиона рублей, а легче ей нисколько не становилось, только хуже.
Джонни не стал пытаться расспрашивать Дашу о конкретном характере её медицинских проблем. У неё было что-то «по женской части», а потому ей было бы некомфортно об этом с ним говорить. Но Джонни нашёл очень показательной реакцию Кирилла, того самого, который сам называл себя «социопатом». Кирилл сразу сказал Даше: это у тебя психосоматическое. Ей это, естественно, совершенно не понравилось. Более того, вызвало у неё гневную реакцию. Она даже на какое-то время перестала с Кириллом общаться.
Джонни понимал её чувства. Он знал, каково это, когда тебе плохо, по-настоящему физически плохо, а тебе говорят, по сути: ты себе это внушаешь! Самому Джонни, правда, в своё время пришлось ещё труднее, т.к. ему нечто подобное говорили даже некоторые врачи. Он мог понять их растерянность от своей неспособности разобраться и поставить правильный диагноз, но ему-то от этого было не легче! И скрывать своё непонимание под лживой отмазкой «это, скорее всего, у Вас психическое» было не просто недопустимо, но и представляло собой, по сути, преступную профессиональную безответственность. Естественно, когда даже доктора так смотрят, чего уж ждать от Кирилла, который по причине бессердечной патологии характера был в принципе не способен проникнуться чужими чувствами!
Напротив, надо отдать Кириллу должное, он достаточно корректно выразил своё видение источника Дашиных проблем со здоровьем. Часто мужчины, узнав о том, как постоянно хворает одинокая тридцатилетняя женщина, лаконично и категорично ставят диагноз: недотрах. Естественно, многим из них выгодно такое видение ситуации, которую они нередко выражают готовность исправить. Но Джонни также понимал, откуда, как говорится, дует ветер и где подлинный источник такой, мягко говоря, странной интерпретации.
В этом отношении ему представлялась очень показательной история Тани, Дашиной подруги. Джонни сразу вспомнил эту очень приятную с виду девушку, от которой ему трудно было отвести взор, когда он украдкой поглядывал на неё на Дашином дне рождения. При других обстоятельствах Таня вызвала бы у него сильную классовую неприязнь. Ведь она работала в рекламе, и получала на порядок больше денег, чем Джонни, создавая при этом, как ему виделось, лишь общественное зло. Однако благодаря Дашиному рассказу о ней, Джонни стал воспринимать Таню как невротика и тем самым, в некотором роде, товарища по несчастью.
Несмотря на общественно-бесполезный (как представлялось Джонни) характер её профессиональной деятельности, Таня много работала. Постоянно надо было что-то доделать, куда-то успеть. Однажды, собираясь на работу, она села в машину... Но неожиданно почувствовала, как ей сдавливает грудь, стало трудно дышать. После нескольких таких приступов Таня стала не только бояться летать на самолётах, но и избегать людных мест. В результате, ей пришлось обратиться к психолуху. К тому же, её в этом направлении подталкивали и медики, т.к. с сердцем у неё, по их словам, не было «ничего особенного».
Как и следовало предполагать, психолух связал её состояние со стрессами на работе и стремлением их избежать. Но в то же время, по его словам, Таня пыталась таким драматическим образом обратить на себя внимание мужа, который уже три года не хотел с ней спать как с женщиной. И ей действительно удалось привлечь его внимание. Как рассказала Даша, он стал после этого на Таню орать из-за её «неадекватности» и ещё больше гнобить.
Казалось бы, логично? И даже боль в области сердца может быть «от нервов». Но как тогда объяснить такой печальный факт: люди со специфическими фобиями и прочими тревожными состояниями мрут гораздо чаще своих сверстников! Но почему? От чего же они умирают, если их пытаются «лечить» от нарушений психики, а не заболеваний внутренних органов, которые только и могут быть реальной причиной? Получается, они мрут от страха? Или, быть может, от недотраха? Ну-ну...
Джонни поражался, как люди с душевными проблемами оказывались у психолухов виноватыми не только в своих страданиях, но и в своих хороших человеческих качествах. Ведь ему было известно не понаслышке, как тяжело приходится в нынешней морально гнилой российской действительности честным и порядочным людям. Причём отнюдь не только на собственном примере.
Одним показательным случаем такого плана был Владимир – мужик из института, где когда-то работал Джонни. Практически всё время, которое Владимир не был занят основной работой (за которую ему, как и Джонни в его бытность там, платили сущие гроши), он ковырялся в компьютерных железках. Владимир ремонтировал их, а затем пытался продать. При этом, как и подобает порядочному человеку, он брал на себя ответственность за результаты своей работы, и не брал с людей лишних денег, даже когда у него была такая возможность. В результате у Владимира (как и у многих других людей в этой стране, пытающихся заработать своим трудом, а не эксплуатацией чужого), по его собственному признанию, никогда не было ни денег, ни счастья.
Другим характерным примером был фотограф Слава, с которым Джонни сотрудничал по компьютерным вопросам, арендовавший тесный угол в бомжовом магазине (как Джонни называл этот «социальный» универсам неподалёку от своего дома). Слава приехал на заработки из Орла. У Джонни сохранились приятные воспоминания об этом городе, как тогда говорили, «красного пояса», который ему довелось посетить примерно пятнадцать лет назад. На него во время того визита произвело очень положительное впечатление население Орла, где даже молодые женщины (на фоне продажных, надменных и недалёких москвичек и тем более «понаехавших») казались ему похожими на людей. Конечно же, с тех пор времена изменились. Не было уже никакого красного пояса, ранее хоть частично прикрывавшего срамоту Руси – матушки, обнажённую новой властью. В Орле, как и в других городах российской глубинки, теперь было всё путём. Причём, естественно, путём в никуда.
Однако Слава был человеком старого закала. Честным и порядочным. И потому не имел привычки брать лишние деньги с людей, с которых, по большому счёту, и взять-то нечего. Джонни запомнились две ситуации, связанные со Славой, которые он находил показательными. Как-то вскоре после смерти мамы Джонни пришёл к Славе и попросил сделать по несколько копий необходимых справок, свидетельств и т.д. Когда Слава выполнил работу, Джонни поинтересовался: сколько я тебе должен? В ответ Слава лишь махнул рукой. Мол, свои люди – сочтёмся.
Другой случай произошёл при следующих обстоятельствах. Однажды, тщетно пытаясь понять причины заметного ухудшения своего самочувствия в последнее время, Джонни загорелся идеей померять себе артериальное давление. Идея эта, как и многие другие печальные мысли об угасающем здоровье в его больной голове, вскоре приняла навязчивый характер. Джонни понял, что не успокоится и не сможет ничего делать осмысленно, пока не выполнит намеченное. Он перевернул вверх дном половину своей рабочей комнаты, которая (как, впрочем, и все прочие помещения в его квартире) уже давно напоминала помойку. В итоге, после долгих поисков, Джонни удалось-таки найти тонометр... только чтобы вспомнить, как пять с лишним лет назад в нём закончилась батарейка. Джонни в те годы был ещё более толстым (если не сказать жирным), нежели сейчас, вследствие дурной привычки заедать тревогу и прочие душевные страдания немеряным количеством еды, дополнительно усугубляя тем самым центральные страхи – за свою жизнь и здоровье. Соответственно, у него тогда было несколько повышено АД, которое он время от времени измерял, пока не закончилась батарейка в тонометре. Джонни всё собирался купить новую, пока, наконец, не про***л сам тонометр под кучей хлама, всё больше наполнявшего его квартиру.
Теперь же Джонни охватила самая настоящая паника при одной мысли о том, как все эти годы у него, скорее всего, было повышенное артериальное давление, разрушавшее его сердечнососудистую систему и мозг, а он даже не знал об этом. Ему было до боли знакомо это отвратительное ощущение, когда думаешь о чём-то ужасном, имевшем место в твоём прошлом, и осознаёшь свою неспособность изменить случившееся.
От таких мыслей Джонни стало ещё хуже. А потому, как он вспоминал об этом впоследствии, наверное, у него был очень жалкий вид, когда, шатаясь, он ввалился в бомжовый магазин и спросил у Славы про «батарейку для такой хрени, знаешь, которой давление измеряют». Слава тут же достал ему 9-вольтовую «Крону» и даже не спросил с него денег.
На примере Владимира и Славы Джонни видел, как тяжело приходится честным, порядочным людям, пытающимся помогать другим, но вынужденным заниматься торговлей, где успех обычно строится на обмане. При этом они не обвиняли кого-то, не жаловались на жизнь, а стиснув зубы, продолжали работать с утра до вечера. Однако даже при 70-80 часовой рабочей неделе Владимиру, у которого не было семьи (если не считать его пожилых родителей, которым он помогал материально) едва хватало денег на то, чтобы один-два раза в год слетать отдохнуть в Африку (он почему-то предпочитал именно этот континент). Аналогично, несмотря на 12-часовой рабочий день, Славе едва хватало денег снимать угол, где он жил, а также платить за аренду угла, в котором работал. Плюс, естественно, отправлять немного каждый месяц своей семье на историческую родину.
Но в то время как Владимир и Слава, несмотря на все трудности, по-прежнему работали на износ, чтобы однажды, когда совсем закончится здоровье, просто упасть замертво, другие люди не выдерживали и ломались вначале душевно, морально. Предотвратить столь драматическое событие зачастую помогает поддержка и внимание близких, людей, которым ты действительно дорог. Хотя жизнь простых людей на Руси нередко бывала материально заметно менее благополучной, нежели в экономически наиболее развитых странах, наши люди всегда славились большей готовностью выслушать, постараться понять собеседника и помочь ему.
К сожалению, последние десятилетия, с воцарением в стране дерьмократических порядков эта тенденция стала значительно снижаться. И немаловажную роль в этом негативном процессе сыграли психолухи. Как они утверждали, подруга за чашкой чая не сможет докопаться до твоих глубинных проблем, идущих ещё из детства. А своим неосторожным, некомпетентным советом она может сделать хуже, дополнительно усугубить ситуацию. Поэтому, мол, лучше сразу обращаться к высококвалифицированному специалисту. Однако люди особо не слушали и по-прежнему обращались к друзьям за поддержкой и советом.
Тогда психолухи и иже с ними придумали новый трюк. С их подачи, людей с жизненными проблемами, регулярно делившихся своими переживаниями с близкими, стали называть «энергетическими вампирами». Которые якобы «сосут энергию» из людей, выступающих для них в роли «жилетки».
Когда данный миф овладел массовым сознанием, «ныть» и жаловаться на жизнь стало, мягко говоря, не модно. Людей, которые систематически это практиковали, окружающие начали последовательно избегать. Всё более распространённой становилась стигматизация людей с невротическими чертами, склонных к проявлению негативных эмоций. Как следствие подобной травли, у них нарастало чувство собственной ненужности, брошенности, одиночества. Которые, в свою очередь, вызывали ещё более сильные негативные эмоции. Получался замкнутый круг, из которого не было возможности вырваться. Возникало ощущение безысходности...
Кроме того, раньше, например, люди, которым не удалось обрести финансового благополучия, могли утешать себя: я хоть и бедный, но честный, живу по совести. Теперь же с подачи психолухов им стали внушать: «Тебе здесь нечем гордиться. Ты просто слабый и зависимый человек. А окружающие манипулируют тобой, давя на твоё желание произвести приятное впечатление, быть «хорошим». В результате, они делают то, что им удобно, попутно заставляя тебя также делать удобное им. Поэтому не удивительно, что они добиваются успеха, а ты по жизни оказываешься в жопе. А все эти сказки о порядочности, совести, справедливости, честности и так далее были придуманы, чтобы удобнее было контролировать овец вроде тебя».
Психолухи вообще любят обвинять жертву. По их мнению, которое они привычно возводят в ранг непреложного факта, если Вы постоянно встречаете плохих людей, которые вас обижают и используют – значит, Вы наделены свойством привлекать их в свою жизнь. А потом, почему-то других эти «плохие люди» по-настоящему любят. Естественно, это очень удобная позиция. По такой логике, если притягиваете психолухов, которые наживаются за ваш счёт, суля помочь в решении ваших проблем,– сами виноваты.
Психолухи также любят проповедовать миф о справедливом мире, объединяющий их с попами и политическими реакционерами. Мол, если тебе хреново, это не мир несовершенен, а просто ты грешен и дефективен. Да и в любом случае ты не можешь изменить мир и окружающих людей, а только себя. Поэтому приспосабливайся!
Джонни вспоминал, как когда он сетовал на царящий повсюду обман, Леночка ему говорила: ты не сможешь ничего изменить. Поэтому либо адаптируйся, либо так и будешь всю жизнь один, никому не нужный. Джонни прекрасно понимал, зачем она так говорит. Ей, для её манипуляторских целей, важно было, чтобы он постоянно чувствовал свою беспомощность, неспособность изменить окружающую реальность. Джонни тогда захотелось ей ответить: время покажет, сука, что я смогу и что не смогу! Но он тогда промолчал. А как-то впоследствии, вспоминая этот инцидент, он неожиданно живо представил себе, как ещё в ранние школьные годы его привезли на экскурсию в какой-то храм. И экскурсовод объясняла, как даже архитектура церковных сооружений была призвана подчеркнуть ничтожность человека, призывая его тем самым к покорности религиозным и светским властям.
Таким образом, на протяжении двух тысячелетий идеология, построенная на основе христианской веры, гадила людям в мозг. Теперь же, когда полтора столетия спустя после Дарвина людям всё труднее хавать мифы, её место в массовом сознании заняли истории, рассказываемые психолухами и... психопатами, жаждущими нажиться за счёт страждущих.
Таким образом, психолухи манипулируют сознанием своих (потенциальных) клиентов, вынуждая их чувствовать на себе ответственность за всё происходящее с ними. Заболел раком – сам виноват. Дождь пошёл – опять виноват. И как это исправить – неизвестно! А ведь у многих из этих людей жизнь и без того полна раскаяния и чувства вины!
Помимо персональной ответственности, в выступлениях психолухов часто присутствовала другая важная экзистенциальная категория – выбор. Безусловно, это можно считать вполне логичным, так как в действительности они неразрывно связаны. В самом деле, мы можем нести всю полноту ответственности лишь за то, что способны свободно выбирать. Психолухи любят делать акцент на том, что практически в каждый момент у нас есть выбор. Казалось бы, это хорошая новость, так как она вызывает чувства, что нашей жизнью распоряжаемся мы сами, а не слепая судьба. Тем не менее, неоправданное ощущение контроля, обусловленное иллюзией неограниченных возможностей выбора, также может оказаться опасным, как показывает следующий пример.
Приведённую ниже историю Джонни узнал, подслушав разговор соседей. Ведь замочная скважина, наряду с интернетом, была для него важным окном в мир, через которое он узнавал о том, как живут нормальные люди. Сам же Джонни со своими соседями практически не общался.
Жила – была женщина, назовём её Ольга. Как подобает нормальному человеку, она хотела жить хорошо, по крайней мере, не хуже других. В её женском понимании это подразумевало в первую очередь материальное благополучие, бытовой комфорт, что называется, дом полная чаша. Эталоном сравнения для Ольги выступала в этом плане соседка Наталья, точнее, семья последней. Ольга то и дело сравнивала свои бытовые реалии с ситуацией у Натальи, после чего с горечью высказывала своему мужу: «А вот эти купили то-то...», «Эти поедут отдыхать туда-то...» Однако поскольку Ольга считала себя «слабой женщиной», или, по крайней мере, хотела себя чувствовать таковой несмотря на не юный уже возраст, предполагалось, что изменение этой ситуации к лучшему ляжет на плечи её мужа.
Чтобы добиться от супруга решительного улучшения их совместного благосостояния, Ольга решила применить к нему характерный для «слабых женщин» приём «бензопила Дружба»: Она постоянно недовольным тоном напоминала ему о его финансовой несостоятельности. А также собиралась отказывать ему в супружеских ласках до тех пор, пока он не повысит уровень дохода (точнее, ту часть, которую он отдавал ей) до установленного ею желаемого минимального уровня.
Однако в результате применения столь решительных мер муж Ольги стал больше не зарабатывать, а пить. И, как следствие, денег он ей отдавал теперь ещё меньше. В итоге, потеряв надежду самостоятельно изменить ситуацию в нужном направлении, Ольга по совету подруги обратилась за консультацией к психолуху.
В ответ на просьбу рассказать о проблеме, Ольга сказала: Меня не устраивает моя семейная жизнь. Точнее, муж. Я не могу смотреть на него как на полноценного мужчину, так как он не может нормально зарабатывать деньги и обеспечивать семью...
- Как давно доход мужа перестал Вас устраивать?
- Если честно, он и не начинал меня устраивать! Но я надеялась...
- Какие у Вас были реальные основания надеяться?..
- Не знаю. А для этого нужны какие-то основания? Просто я считала, если человек решил создать семью, он ведь должен...
После короткой беседы психолух заявил: знаете, я пришёл к выводу, что Вас устраивает Ваш брак. Просто Вам хочется пожаловаться на жизнь, чтобы Вас послушали, посочувствовали...
- Пожалуйста, не говорите так!..
- Почему же? Смотрите, сначала Вы выходите замуж, надеясь непонятно на что. Точнее, понятно на что, но непонятно на каких основаниях. Теперь, после двенадцати лет брака, Вы рассказываете, какой у Вас муж неудачник. Всем, кроме, вероятно, своего мужа. Он сам-то хоть знает?..
- Ну... Вы же понимаете, я не могла ему так прямо в лицо сказать! Только конкретные претензии.
- А он?
- А он сам даже не считает, что проблема в нём. По его мнению, это у меня неоправданно высокие запросы.
- И как в таком случае Вы видите перспективы его исправления?
- Никак уже не вижу. Поэтому к Вам и обратилась: может, вы что посоветуете... Если честно, я уже всё больше склоняюсь к тому, что «горбатого могила исправит».
- Ну что ж. У Вас есть выбор. Вы можете продолжать жаловаться другим людям на своего мужа и ждать, пока «горбатого могила исправит». Но, знаете, вообще-то есть ещё один вариант: если человека не устраивает :партнёр, он может выбрать себе другого, такого, который больше удовлетворяет его потребностям и интересам...
В итоге Ольга поблагодарила психолуха: Спасибо. Вы помогли мне принять важное решение. Я понимаю, мне нужно было это сделать раньше. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.
Ольга не стала даже ждать, когда муж протрезвеет. И высказала ему прямо, без обиняков, своё мнение о нём и о его жизненных перспективах. После чего заявила о своём намерении оставить его и жить с достойным мужчиной, который будет в состоянии о ней позаботиться и с которым ей не придётся прозябать в нищете.
Слушая тираду Ольги, её муж побагровел. И когда она закончила, сказал: Говоришь, денег тебе не хватает? Что ж, я сейчас дам тебе денег, сука. Пятаками. Мало не покажется! Не унесёшь, тварь! Бабах! Мужчина вошёл в раж и продолжал наносить удары до тех пор, пока лицо Ольги не превратилось в кровавое месиво. Когда Ольга пришла в сознание, финансовые затруднения её мужа уже не казались ей такой серьёзной проблемой по сравнению с ситуацией, в которой она оказалась. Теперь у неё не было другого выбора, кроме как обратиться в суд, чтобы не только развестись, но и получить по максимуму компенсацию за причинённый ей тяжкий телесный вред. Но что можно было взять по закону с неудачника, опустившегося алкаша?!
А когда к Ольге вернулся дар речи, она не удержалась и высказала психолуху, который её консультировал. Мол, это Вы меня подбили уходить от мужа и видите, что теперь из этого вышло, в какого монстра он превратился?! Однако психолух на это совершенно хладнокровно ответил ей: о чём же Вы думали, когда выходили замуж за монстра, а потом жили с ним двенадцать лет?! Ольга не знала, как ответить на этот вопрос. Она тщетно пыталась понять, каким образом красавец мужчина, за которого она в своё время выходила замуж, трансформировался в такое чудовище.
К счастью, после полученных побоев на лице и теле Ольги не осталось перманентных косметических дефектов. Однако, несмотря на это, вскоре после развода Ольга к невыносимому своему разочарованию выяснила, что на брачном рынке её дряблый, отвисший целлюлит пользуется очень низким, практически нулевым спросом у респектабельных мужчин. Которые предпочитают подтянутые, упругие двадцатипятилетние задницы. Конечно же, у обладательниц этих задниц в головах было ещё меньше осмысленного содержимого, нежели у Ольги. Однако это, как правило, не создавало проблем, так как успешные мужчины обычно так высоко и не стремились. Таким образом, Ольга на своём горьком опыте столкнулась с важным жизненном фактом, о котором почему-то не упомянул психолух, постоянно втиравший ей о свободе выбора: выбираешь не только ты, но и тебя!
Конечно, ситуация Ольги представляла собой драматический, из ряда вон выходящий случай... Тем не менее, проблема выбора играет очень важную роль в жизни практически любого современного человека. Так, в интернете многие цитируют стихотворение Юрия Левитанского, положенное в основу песни, звучавшей в фильме «Рыцарский роман»:
Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
Каждый выбирает для себя.
Однако эти слова скорее характеризуют современную жизнь, нежели реалии классической рыцарской эпохи – средневековья. В самом деле, тогда люди в значительно меньшей степени имели возможность выбирать себе
- Дом. В те времена гораздо чаще, нежели сейчас, люди жили всю свою жизнь и умирали в том доме, где они родились. Мобильность наших современников значительно выше.
- Образование. Жителям средневековых деревень и даже городов не приходилось мучиться вопросом, в какой институт или училище поступить.
- Работа. Если, например, твой отец был ремесленником, твоя карьера была по большей части предопределена. И, разумеется, устроившись на работу, человек не начинал в тот же день искать себе следующую.
- Личная жизнь. Даже у представителей высших сословий не было такой возможности решать, на ком жениться или за кого выйти замуж. Не было опции «давай попробуем, поживём вместе, а так посмотрим». Как не было столь заманчивой альтернативой «разбежаться и начать всё сначала» уже с кем-то другим.
- Религия. Если кого-нибудь в нынешней России, например, достанет корпорация РПЦ с её продажностью и лживым морализаторством, он всегда может записаться, к примеру, в кришнаиты, ходить себе по улицам и бить в бубен без особого страха, что ему самому за такие дела кто-нибудь в бубен зарядит. В средние же века исповедовать ересь было всё равно, что примкнуть к вооружённому восстанию. Собственно, тогда многие социальные протесты и принимали на идеологическом уровне форму ересей. Примкнувшие же имели все шансы заслужить себе аутодафе.
В нашу эпоху выбор, совершаемый на ключевых этапах жизни, определяет не только дальнейшую судьбу человека, но и его «я». А поскольку решения эти он принимает самостоятельно, нести за них ответственность кроме него больше некому. В то же время, различные каналы информации постоянно бомбардируют его сведениями о том, как живут другие люди в результате сделанного ими выбора. И неизбежно, кто-то оказывается успешнее его. Здоровее. Счастливее. Богаче.
Те, кому становится невыносимо стыдно с этим жить, выбирают суицид. Многие просто тихо страдают в одиночестве. Сейчас ведь уже (опять–таки, с подачи психолухов!) не модно плакаться друзьям – заклеймят энергетическим вампиром! А тем временем психолухи помогают людям погрузиться всё глубже в пучину негативного социального сравнения. «Посмотри на этих удивительных людей! И как многого они в своей жизни добились! А чем можешь похвастаться ты? Обидно, правда? Конечно же, ты можешь забиться в угол и поплакать, если тебе от этого станет легче. Это твой выбор. Но есть и более разумный вариант. Ты можешь обратиться ко мне за помочью, и я научу тебя трансформировать свою жизнь. Безусловно, ты не получишь сразу всего, чего достигли великие. Но у тебя есть шанс совершить колоссальный отрыв от своего нынешнего незавидного базового уровня...»
Открой для себя мир необычных людей: http://freak.sytes.net/
Johnny
Участник
Участник
 
Сообщения: 35
Зарегистрирован: Вс авг 12, 2012 11:47 pm
Откуда: Москва

Вернуться в Наша проза

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Majestic-12 [Bot], Yahoo [Bot]

cron