Александр Липатов. Роман "Офицеры". Альтернативная история.

Беседуем о художественных произведениях, написанных в жанре "проза". Делимся впечатлениями о прочитанном, обсуждаем новинки, произведения любимых авторов

Модераторы: The Warrior, Лесная Соня

Александр Липатов. Роман "Офицеры". Альтернативная история.

Сообщение Товарищ Тельман » Ср окт 26, 2016 7:52 pm

Можно я тут выложу свой роман? Из-за него у меня были проблемы на другом форуме, тк там была сцена допроса украинских террористов. Действие происходит в 80-е, но по сюжету после гражданской войны к власти пришли не Советы, а некая военная хунта, или говоря другим языком - организация офицеров. Но общество при этой власти даже лучше, чем при Советах. Диктатор ("Генералиссимус") Николай Сторожев спокойно покупает папиросы в ларьке, не рискуя получить пулю от своих сограждан, тк народ его любит. Сторожева я написал с Брежнева, Лимонова и своего дяди. Вася Крашенинников, сын генерала госбезопасности и курсант кадетки, направленный к Сторожеву в ординарцы для прохождения практики, написан с меня. Российская Народная Республика (РНР) - это государство-казарма, типа КНДР, эдакая современная Спарта.
Последний раз редактировалось Товарищ Тельман Ср окт 26, 2016 8:17 pm, всего редактировалось 1 раз.
Товарищ Тельман
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: Ср окт 26, 2016 7:43 pm

Re: Александр Липатов. Роман "Офицеры". Альтернативная истор

Сообщение Товарищ Тельман » Ср окт 26, 2016 8:07 pm

За окнами Петровского замка занималась заря. Сторожев потянулся на диване и проснулся. Открыв глаза, он сунул ноги в потрепанные тапки, подошел к закрепленной на стене комнаты раковине, открыл кран, включил холодную воду и ополоснул лицо. Затем он натянул галифе, надел через голову тельняшку, застегнул брючный ремень и нажал кнопку, находившуюся на стене. Через минуту в комнату вбежал ординарец Сторожева, четырнадцатилетний Вася, сын генерала госбезопасности Крашенинникова.
- Здравия желаю, Николай Петрович! Что прикажете?
- Васенька, будь добр, приготовь-ка чайку, да с лимончиком.
Василий набрал воды из-под крана в электрический чайник, воткнул штепсель в сеть, и, покосившись на табуретку, стоявшую рядом с диваном, сказал:
- Разрешите присесть, Николай Петрович?...
- Да садись, сержант Крашенинников, кто тебе мешает!
- Слушаюсь! - выпалил Василий и сел на табуретку. Сторожев тем временем вытащил из-за шкафа свои хромовые сапоги и надел их. Чайник тем временем закипел. Василий вскочил, насыпал щепотку крупнолистового чая в заварочный чайник, заварил кипятком, подождал, пока чай заварится как следует, положил в граненый стакан с подстаканником дольку лимона, налил чаю в стакан и поставил фарфоровый заварочный чайник и стакан с чаем на тумбочку, стоявшую рядом с креслом. Сторожев сел в кресло и вытащил из потайного отсека шкафа плитку молочного шоколада "Балтштадт" и еще один стакан с подстаканником. Жестом указав Васе на табуретку, он сказал:
- Держи, Василий Георгиевич, шоколадку, да чайком запивай. Не каждый, поди, день выпадает счастье с Генералиссимусом РНР чай пить.
Василий сел на стул, дрожащими руками развернул обертку, а Сторожев тем временем подвинул к нему стакан и налил ему чаю. Подмигнув слегка обалдевшему от избытка чувств парню, Сторожев спросил:
- Ну, что, братишка, как дела в кадетке?
- Да вроде хорошо, Николай Петрович...
- С девчатами у тебя как дела обстоят?
- По-всякому. То хорошо, то плохо...
- А какую бы ты хотел иметь подругу?
- Которая читать любит, а не в голубой ящик физиономией часами смотрит, Николай Петрович.
- Слушай-ка, Василий, ты мне неплохую мысль подсказал. Отсеивать склонных к телевизоромании из потока поступающих в военные учебные заведения. А еще что посоветуешь?
- Я бы посоветовал всех курсанток военно-медицинских кадеток, замеченных в куреве и спиртном без разговоров выгонять. Одну "партию" турнут - другим неповадно будет! Ведь они же потом с пациентами будут дело иметь! Представьте себе, Николай Петрович, - хирург делает операцию, а от него несет перегаром или куревом!..
- Василий, я полностью одобряю, так и сделаем. Дай-ка китель.
Вася открыл одежный отсек шкафа, снял с вешалки китель с погонами Генералиссимуса Российской Народной Республики, отряхнул с него пыль и помог Сторожеву надеть его. Затем он вынул из шкафа фуражку с гербом РНР и торжественно водрузил ее на голову Сторожева. После этого Сторожев уже без помощи Васи надел ремень с портупеей и гербом РНР на бляхе и планшет и вышел в коридор. Василий шёл следом за ним, и вскоре они вышли во двор. Там Сторожева ждала машина - черный "Север". Генералиссимус подошел к передней правой дверце лимузина и, приоткрыв ее, сказал:
- Сержант Крашенинников тоже с нами поедет.
Водитель, капитан Селиванов, обернулся, просунул руку между креслами, открыл заднюю дверь и сказал:
- Садись, сержант.
Василий отточенным движением бросил руку к виску, щелкнул сапогами и сел в машину. Селиванов и Сторожев пристегнулись, капитан развернул машину и стал выезжать к воротам. Подъехав к бронированному затвору, Селиванов дал звуковой сигнал. Ворота поднялись, капитан вывел лимузин на Кемский проспект, включил сирену (Вася заметил, что за их "Севером" из ворот выехали мотоциклисты ГУГБ) и спросил:
- Николай Петрович, куда едем?
- На Балтийский, в Совет Министров.
- Слушаюсь! - четко ответил Селиванов, переключил третью скорость, вырулил вдоль берега Кеми на Балтийский проспект, мотоциклисты-гэбешники повернули за ними. В лучах майского солнца гордо вырисовывался стоявший у берега Кеми крейсер "Заря". Лимузин пронесся по Балтийскому проспекту за полминуты, затормозил у таких же бронированных ворот, как в Петровском замке, ворота поднялись, Селиванов отключил сирену и въехал во двор. Сторожев и Вася Крашенинников вышли из машины, а Селиванов поехал загонять машину в гараж Совмина. Вася гордо вышагивал рядом со Сторожевым, который положил руку ему на плечо, чтобы всем сотрудникам было видно, что парень находится под его опекой. На втором этаже Сторожев расстегнул планшет, достал из него два бланка и написал в первом: "Обслужить тов. Крашенинникова В.Г. в столовой Совета Министров Российской Народной Республики за мой счет. Генералиссимус РНР Сторожев Н.П.". Во втором он написал: "С настоящего времени приказываю допускать тов. Крашенинникова В.Г. в офицерский клуб Совета Министров Российской Народной Республики. Генералиссимус РНР Сторожев Н.П.". Вручив бланки Васе, он сказал:
- Васенька, иди в столовую, там я написал, чтобы тебя накормили, отдай вот этот бланк дежурному по столовой, и ешь сколько влезет. А потом иди в офицерский клуб. Во втором бланке я написал, чтобы тебя туда пускали. В домино играть умеешь?
- Так точно, Николай Петрович!
- Ладно, Васенька, беги, я тоже пойду.
Василий направился в столовую, а Сторожев поднялся по мраморной лестнице в свой рабочий кабинет. Министры коротали время за преферансом, и первым вошедшего Сторожева заметил не кто иной, как начальник Главного Управления Государственной Безопасности, генерал-полковник Георгий Иванович Крашенинников, отец Васи. Он вскочил, схватил со стола фуражку, надел ее и гаркнул:
- Смирно!!!
Министры повскакали. Сторожев сделал успокаивающий жест рукой и сказал:
- Сидите, мужики.
Все сели. Сторожев тоже сел, причем во главе стола, и обратился к министру образования Харчикову:
- Толя, мне тут сегодня утром сынок Жоры Крашенинникова, который у меня ординарцем служит, подкинул идею образовательной реформы. Пацан четырнадцати лет, а думает почище тебя. Итак, с сегодняшнего дня подготовишь проект реформы о кадетском образовании. Всех, кто часами торчит за голубым ящиком, к учебе в военные вузы не допускать. В военно-медицинских вузах - если курсантка была замечена в куреве или употреблении спиртного - без разговоров отчислять! Потому что от телика мозги коротит, это во-первых, во-вторых, от него глаза портятся. В-третьих, представь себе - тебя оперируют, а от врача водкой или табачищем воняет!
- Хмм... А Вы-то сами разве не употребляете спиртного, Николай Петрович? И как же "военные сто грамм"? - поинтересовался министр обороны, маршал РНР Сиволобов.
- Я - старый хрыч, мне уже за 60, - с достоинством ответил Сторожев, уперев руку в бок, - а вот подрастающее поколение надо вырастить здоровым! А "военные сто грамм" пусть и останутся только военными, но не курсантскими и не детскими!!! Представь себе, что твой внук Пашка добрался до твоих спиртных запасов, которые ты прячешь от жены в стояке за толчком в уборной, и вылакал их?!
- Упаси Боже! - воздел руки к потолку маршал. - А откуда Вы, Николай Петрович, знаете, что я в сортире водку прячу?!
- Да неделю назад на твоем дне рождения я пошел в сортир по нужде, заглянул в стояк, а там пузыри с "Балтийской" стоят!
- Блин! Надо будет перепрятать! - ответил маршал.
Сторожев достал пачку сигарет "Адмирал", чиркнул спичкой, прикурил, выбросил потушенную спичку в мусорное ведро и после нескольких глубоких затяжек, откинувшись на спинку кресла, сказал:
- Вот что, мужики. Сейчас я пойду в столовку, потому что с утра не ел, а потом в конференц-зал. Там все насущные государственные проблемы и обсудим, а пока что я жрать хочу.
Выйдя из комнаты, Сторожев спустился по лестнице в столовую, подошел к дежурному и спросил:
- Сержанта Крашенинникова обслужили?
- Так точно! Он съел тарелку картофельного пюре с грибами, пять бутербродов с колбасой, выпил два стакана сладкого чаю с молоком!
- Отлично. Теперь дайте-ка мне гречневой каши с топленым салом, три куска хлеба с маслом и кружку горячего молока.
Когда заказ принесли, Сторожев неторопливо приступил к еде. Поев, он направился в офицерский клуб. Войдя в помещение, он увидел Васю Крашенинникова, игравшего в домино с капитаном Селивановым, старшим лейтенантом Мантуровым и майором Дубининым. Из-за столика то и дело раздавались победные возгласы типа: "А мы вот так!". И вдруг раздался торжествующий крик Васи:
- Есть!
- Выигрываешь, Василий Георгиевич? - спросил Сторожев, войдя в зал.
Вася вскочил, бросил руку к виску и отчеканил:
- Так точно, Николай Петрович!
- Молодец. Сейчас я еще пару часов буду отсутствовать, а потом видно будет.
Часа четыре Сторожев провел в конференц-зале, а потом вышел и снова направился в офицерский клуб. Войдя, он сказал Селиванову:
- Дмитрий Михалыч, приготовь-ка машину. Чтоб через пять минут была у внутреннего подъезда.
Вася вышел вслед за Сторожевым, и, когда они спустились к подъезду, выходившему во внутренний двор здания Совмина РНР, лимузин уже ждал их там. Мотоциклисты ГУГБ уже были готовы стартовать. Селиванов включил зажигание и начал прогревать мотор. Сторожев сел на переднее сиденье, Вася - сзади. Селиванов тронул машину с места и подъехал к воротам, посигналил, они поднялись. Селиванов включил сирену и понесся по Балтийскому проспекту. Обернувшись, он спросил:
- Куда едем, Николай Петрович?
- В Петроморск. Хочу отдохнуть немного. Вася, поедешь ко мне на дачу?
- С удовольствием, Николай Петрович! - ответил Вася.
Селиванов свернул на улицу Адмирала Михайлова, доехал до перекрестка с проспектом Республики, проехал по нему пять километров и выехал на Петроморское шоссе. Мотоциклисты ГУГБ с автоматчиками в колясках мотоциклов ехали следом. Заметив черный лимузин с мигалками, да впридачу к нему десяток мотоциклистов в зеленых мундирах с красно-синими погонами, водители почтительно перестраивались в левый ряд, так что пробки удалось избежать. Подъехав к Петроморску, Селиванов свернул на улицу Расторгуева, остановил лимузин у ворот и посигналил. Ворота открылись, и гэбешник, стоявший рядом с въездом, поднял шлагбаум. Селиванов въехал во двор, остановил машину, и Сторожев вылез из салона, а вслед за ним и Вася. Войдя в дом, Сторожев с наслаждением стянул сапоги, оставшись в носках, и позвал домработницу:
- Татьяна Андреевна! Со мной тут сын Жорки Крашенинникова приехал, найдите, пожалуйста, мальцу тапки.
Домработница, пожилая вдова из Малороссии, тут же засуетилась, вынула из нижнего отделения шкафа, стоявшего в прихожей, тапочки, подходившие Васе по размеру, и спросила:
- Мыкола Петрович, може, до горныци пидемо? Вам що зварити, чай або каву? А тоби чого налиты, хлопчик? - и она озорным взглядом посмотрела на Васю.
Сторожев сказал:
- Поставьте столик на улице под вишнями, два стула к нему, самовар на стол, и два стакана.
- Одну хвылынку, Мыкола Петрович!
Василий и Сторожев сменили сапоги на галоши, подождали, пока бабка Таня вынесет в сад столик и два стула. Сторожев уселся напротив Васи, и пока бабка Таня раскочегаривала электрический самовар, они просто любовались голубым небом, по которому проплывали облака. Наконец чай был готов. Бабка Татьяна спросила:
- Мыкола Петрович, може, ще шо принести?
- Принесите еще один стул и еще один стакан и посидите с нами, - сказал Сторожев.
- Дякую, Мыкола Петрович! - ответила она и отправилась на веранду за стулом и стаканом.
Вася спросил:
- А на каком это языке она говорит?
- На чубанском. Ты что, чубаков никогда не видел?! Которые в Малороссии живут?
- Ну, про Малороссию-то я слышал, по географии доводилось про достопримечательности Кияра читать, а вот с носителями языка общаться как-то не доводилось...
Тут на веранде затрезвонил телефон. Бабка Таня взяла трубку и спросила:
- Це хто? А, дуже гарно. Мыкола Петрович, вас до телефона кличуть!
Сторожев с пыхтением поднялся, прошел на веранду и взял трубку.
- Ну, что там?! Я только что на дачу приехал! Премьер Дании приезжает? А, понятно. На связи! - ответил он и положил трубку. - Черт бы их побрал, отдохнуть по-человечески не дадут, суки!.. Собирайся, Василий, придется обратно ехать.
Они допили чай, переобулись, и Сторожев, пару раз крепко выматерившись в адрес не вовремя пожаловавшего иностранного дипломата, побрел к машине. Мотоциклисты ГУГБ, поднятые по тревоге, заняли места в седлах и колясках мотоциклов. Сторожев и Вася сели в лимузин, и Селиванов резко газанул и врубил сирену. Половину пути они проехали нормально, но на перекрестке с улицей Гриневского Вася вдруг увидел несущийся наперерез грузовик "Луганец". Вася схватил Сторожева за шею правой рукой, левой за портупею и потащил его на заднее сиденье с переднего. Через секунду, снеся в сторону мотоцикл ГУГБ (капитан Молчанов, сидевший за рулем, и сидевший в коляске автоматчик сержант Васильев отделались ссадинами и ушибами), "Луганец" влетел прямо в капот сторожевского лимузина. Раздался скрежет. Водитель грузовика, сообразив наконец, в кого он врезался, ударил по тормозам, но было поздно.
- Николай Петрович, Вы живы? - срывающимся голосом спросил, заикаясь от пережитого, Вася.
- Фу-у-ух... Благодаря тебе, сынок, вроде жив. Михалыч! Ты цел? - спросил он Селиванова.
- Немного стеклом поцарапало, Николай Петрович. А где этот козел, который в нас врезался?!
Перепуганного шофера грузовика уже скрутили бойцы ГУГБ. Но тут к Сторожеву подошел милиционер в летней белой униформе, бросил руку к виску и сказал:
- Разрешите, товарищ Генералиссимус? Докладывает капитан Аверьянов.
- Докладывай, капитан, что там у тебя? - поинтересовался Сторожев.
- Этот мужик, который был за рулем грузовика - мой сосед по этажу. Человек кристально честный, с иностранными разведками никогда дела не имел. А вот жена его, Лариска - сучка еще та. Сегодня он застал ее со своим лучшим другом, Валеркой Шалаевым... Тот от нее отпихивается, а она ему - мол, любовь до гроба. Ну, Паша, шофер этот, сел на "Луганец" свой да и рванул куда глаза глядят, похоже, из-за этого. Я не успел его перехватить, а то предотвратили бы. Прошу Вас, Николай Петрович, не надо его наказывать. Человек из-за этой стервы поганой свою жизнь чуть не сгубил...
- Сейчас решим, капитан. - Сторожев подошел к водителю грузовика и спросил:
- Правда ли то, что говорит капитан Аверьянов?
- Так точно...
- Где служил?
- В Алябьево, 45-ая десантная дивизия специального назначения, старший прапорщик Павел Константинович Смешнов!
- Та-ак... Селиванов, бумаги у тебя в бардачке?
- Так точно!
- Дай-ка бланк на удостоверение ГУГБ.
- Слушаюсь!
Сторожев заполнил удостоверение на имя майора ГУГБ Павла Константиновича Смешнова и приложил печать. Вручив удостоверение обалдевшему водителю, он сказал:
- Всё. Теперь ты майор госбезопасности.
- Б-благодарю Вас, товарищ Генералиссимус! - выпалил шофер. - Я бы с радостью Вас до места довез теперь, да "Луганец" мой покорежен сильно... Да и Ваш лимузин я помял, простите ради Бога уж...
- Разрешите, Николай Петрович? - вновь подошел милиционер. - У меня тут рядом мой "Волгарь" служебный стоит, он Вас на нем доставит, а потом мне его обратно пригонит.
- Вот и прекрасно. Где он у тебя? - осведомился Сторожев.
- Да вот он, видите, белый внедорожник с красной полосой, у тротуара стоит?
- А-а, вижу. Смешнов, берешься, значит, меня до Петровского замка доставить, да еще пацана этого?
- Так точно!
Смешнов сел за руль внедорожника, дождался, пока Сторожев и Вася сядут в машину, включил сирену и поехал не очень медленно, но и не очень быстро, по спецназовской привычке оглядываясь по сторонам, не едет ли еще какой-нибудь автохулиган. Мотоциклисты ГУГБ придерживались того же темпа, что и он. Без особых происшествий доставив Сторожева и Васю до Петровского замка, он въехал во двор и сказал:
- Простите, Николай Петрович, мне надо машину Аверьянову отогнать. Высаживайтесь, а я отгоню машину и вернусь на метро.
- Добре. Я пока распоряжусь, чтобы тебе выделили место в казарме и поставили на довольствие, - ответил Сторожев. - Квартира, в которой ты проживаешь, на кого оформлена, на тебя или на жену?
- Да на шалаву эту как раз! Я продал свою, на проспекте Республики, и переехал к этой курве!!
- Развестись с ней хочешь?
- С превеликим удовольствием!! Пусть эта лахудра себе других дураков ищет! Я лучше на благо Родины послужу, для Вас, Николай Петрович, так же, как в свое время служил в десантуре!!!
- Хорошо, я заодно скажу министру юстиции, чтоб подыскал тебе адвоката, и скажу судье Приморского суда Петрограда, чтобы не тянули с твоим бракоразводным процессом.
- Ох, спасибо Вам огромное, Николай Петрович! Ладно, я поехал отгонять машину. Встретимся через пару часов! - крикнул Смешнов из окна отъезжающей милицейской машины.
Сторожев поднялся вместе с Васей в комендатуру и сказал коменданту Петровского замка полковнику Кузнецову:
- Здорово, Василий Захарович. Значит, так: поставишь на довольствие майора ГУГБ Павла Константиновича Смешнова и выделишь ему комнату в казарме. Слышишь, комнату пока, а не койко-место. Человек в трудную жизненную ситуацию попал. Чаю давать, сколько захочет. Ста грамм пока не давать. Насчет еды - если попросит добавки, то дать.
- Вас понял, товарищ Генералиссимус!
Сторожев и Вася поднялись к себе, в ту же комнату, в которой Сторожев этим утром проснулся. Сторожев сел на свой обшарпанный и продавленный диван и поскреб лысину. Вася стал хлопотать около чайника, и вскоре оба пили крепкий сладкий чай. Сторожев встал, подошел к холодильнику и достал оттуда коробку вафель.
- Вот нам с тобой, Василий, на двоих. Спасибо тебе огромное, что ты меня спас. Не перетащи ты меня назад, один Бог знает, остался бы я жив или нет.
- Да не за что, Николай Петрович. Я родился в семье генерала госбезопасности, а, стало быть, должен служить Генералиссимусу РНР верой и правдой.
- Спасибо, сынок... Тут еще этот чертов датский премьер припожаловать завтра собирается. Интересно, за каким хреном он вытащил нас с тобой с дачи? Уж наверное не для того, чтобы против Америки союз военный заключить...
- Видно будет, Николай Петрович. Утро вечера мудренее.
- Да, пожалуй, ты прав, Василий. А вот за то, что ты меня спас, я завтра тебя отблагодарю маленьким сюрпризом. Беги спать, а то уже одиннадцать вечера...
- Слушаюсь! - ответил Вася, щелкнул каблуками, бросил руку к виску и вышел. Когда он шел по коридору до своей комнаты, в его мозгу билась мысль: что же за сюрприз такой интересный приготовил для него Сторожев?
А Сторожев в это время позвонил секретарю партийной ячейки Рабоче-Воинской Партии Российской Народной Республики при Петровском замке, подполковнику Фомину, и сказал:
- Привет, Виктор Андреевич. Завтра объявишь внеочередное партсобрание, на котором согласно статье 14, пункт "б", устава РВП, примешь в Партию несовершеннолетнего Василия Георгиевича Крашенинникова, за спасение моей жизни во время ДТП. Понял?
- Так точно!
- На связи.
Сторожев положил трубку, стянул форму, положил ее на кресло (развешивать ее по вешалкам у него уже не было сил) и лег на диван, укрывшись одеялом.Тут в дверь снова заглянул Вася, но уже не в гимнастерке и галифе, а в майке и спортивных бриджах.
- Николай Петрович, разрешите доложить?
- Что там, Васек?
- Смешнов приехал. Притащил с собой два чемодана и три сумки с вещами. Оно и понятно, от изменщицы подальше сматывается. Разрешите быть свободным?
- Спокойной ночи, Васенька.
Сторожев поворочался на диване и уснул. Во сне ему приснилось, будто он идет по березовой рощице, а навстречу ему идет покойная жена Наталья. Сторожев тянулся к ней, но не мог приблизиться. Она остановилась, подняла указательный палец и сказала:
- Береги Василия, муженек. Он тебя тоже будет в жизни беречь.
- Ната-а-шенька, не уходи!.. - мычал сквозь сон Сторожев, но покойная жена стояла и повторяла: "Береги Васю".
Проснувшись под утро от беспокойных снов, Сторожев не стал будить Васю, который в это время сладко спал, а включил радиоприемник и настроил его на волну радиостанции "Заря". Затем он ополоснул опухшее от тяжелой ночи лицо холодной водой из-под крана, набрал в электрический чайник воды и включил его в сеть. Когда вода закипела, он заварил себе кружку крепкого кофе, положил туда три куска сахара и под музыку, доносившуюся из радиоприемника, стал потягивать кофе. Допив кружку, он подошел к окну. На Петровской площади одиноко высился памятник Александру Шелепину, первому Генералиссимусу РНР. "Железный Шурик" застыл на гранитном постаменте с правой рукой у виска и с газетой в левой руке. Так продолжалось до одиннадцати, после чего Сторожев наконец нажал кнопку вызова. Прибежал Вася, уже одетый в гимнастерку, галифе, фуражку и сапоги. Похоже, что он уже час как проснулся, успел одеться и только ждал, пока Сторожев вызовет его.
- С добрым утром, Николай Петрович! Как спали? - спросил Вася.
- Очень плохо, Васенька. Наташка, жена моя покойная, всю ночь снилась.
- Примите коньячку грамм сто, и все как рукой снимет. А потом посидите минут пять, и можно к делам приступать. (Вася был непьющий, но Георгий Крашенинников был большим любителем и ценителем коньяка, так что Василий в этих делах разбирался)
Сторожев вынул из шкафа бутылку коньяку, налил полстопки, выпил залпом, закрыл бутылку пробкой, поставил ее на место, а Вася тем временем приготовил ему чаю. Сторожев не торопясь выпил чай, надел форму и сказал:
- Пошли, Василий. Нам с тобой в актовый зал.
Василий пошел следом за ним, но его удивило то, что по пути в актовый зал все бойцы охраны приветствовали не только Сторожева, но и его. Впрочем, подумал он, это, наверное, за то, что я спас Сторожева в ДТП.
Когда они вошли в актовый зал, Сторожев вывел Васю на сцену и сказал в микрофон:
- Моим решением по Рабоче-Воинской Партии Российской Народной Республики, согласно статье 14, пункт "б" устава РВП РНР, несовершеннолетний Василий Георгиевич Крашенинников принимается в Партию без оглядки на возраст, за спасение моей жизни во время дорожно-транспортного происшествия! Василий Георгиевич достоин носить высокое звание трудовика и своей беззаветной преданностью Родине, я думаю, еще не раз послужит на благо РНР! Споем же гимн!
Все встали и запели:

Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя рабочее, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
Товарищ Шелепин нам путь озарил,
Взрастил он рабочих на верность народу,
На труд и на подвиги нас вдохновил!

Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя рабочее, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!

Единство народов страны нашей славной -
Российской Народной Республики честь!
Рабочий и воин, средь равных ты равный,
Неси поколеньям счастливую весть!

Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя рабочее, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!

Сторожев вынул из кармана заранее заготовленный для Васи партбилет и сказал:
- Товарищу Крашенинникову Василию Георгиевичу вручается партбилет №0001945! Поздравляю тебя, Василий! Мы все надеемся на тебя и на то, что ты оправдаешь доверие Партии!
Слово предоставляется товарищу Крашенинникову! Василий, скажи речь!
Вася вышел на трибуну и, бросив руку к виску, сказал:
- Товарищи трудовики! Граждане Республики! Братья и сестры! Я оправдаю доверие Партии, вчера мне довелось заслужить партбилет спасением жизни Николая Петровича, и, если понадобится, я за него свою жизнь положу! Если Партия и Николай Петрович прикажут - я готов взять оружие и пойти воевать, пусть даже я еще пацан! Да здравствует Российская Народная Республика! Многих лет жизни нашему Генералиссимусу!!!
- Ура! Ура! Ура! - отозвался зал.
Сторожев вручил партбилет Васе, и они пошли к выходу из зала. По пути Сторожев тронул за плечо сидевшего в кресле актового зала министра юстиции РНР генерал-лейтенанта Сергея Николаевича Волкогонова и сказал ему:
- Сережа, пойдем на пару слов.
Волкогонов встал, вышел со Сторожевым и Васей в коридор, и Сторожев сказал ему:
- Значит, так. Майор ГУГБ Павел Константинович Смешнов желает оформить развод с женой, вследствие ее распутного поведения, так что займись делом майора Смешнова персонально, найди ему адвоката, и проследи, чтобы Приморский районный суд оформил это дело не позже, чем в три недели. Понял, Серега?
- Так точно!
Сторожев и Вася пошли в столовую. Вася сказал:
- Тут еще этот датский премьер приехать собирается.
- Черт подери!!! Совсем забыл! Староверов, - спросил Сторожев у капитана ГУГБ, стоявшего у входа в столовую, - ты не в курсе, когда этот дипломат приедет?
- Да он уже приехал. Инкогнито. Говорит, не любит он мотаться в кортежах, званых обедов тоже не любит, хотел бы с Вами тут прямо, в столовой, пообщаться.
- Инкогнито, говоришь? А как он приехал из Колпинского аэропорта?
- На такси. Ждет Вас в комнате отдыха.
- Приведи.
Через десять минут капитан Староверов вернулся с пожилым мужчиной, одетым в джинсы, пиджак и кепку блином. Встав слева от него, капитан доложил:
- Его светлость премьер-министр королевства Дания барон Нильс Кеннет Моллер!
- Прошу Вас, господин сотрудник государственной безопасности, - ответил мужчина, - не надо этого. Говорите в следующий раз просто "барон Нильс Моллер".
- Так, господин Моллер, по какому делу пожаловали? - спросил Сторожев.
- Мы хотели предложить Вам организовать в Финляндии, в Рованиеми, кинофестиваль фильмов Союза Народных Республик.
- Гм-м, неплохая идея, господин барон... Какие же республики предстанут на кинофестивале и с какими фильмами?
- Российская Народная Республика, господин Генералиссимус, с фильмом "Сибирская баллада", Днестровская Советская Республика с фильмом "Дед Мирча", Буджацкая Республика с фильмом "Конгазия - страна героев", Черемисско-Вотяцкая Республика с мультфильмом "Изий".
- Очень хорошо. Не желаете ли перекусить?
- Было бы неплохо. Я вообще стараюсь жить попроще, и хотелось бы съесть сейчас чего-нибудь не сильно мудреного...
Сторожев встал, подошел к прилавку столовой и сказал:
- Тарелку пельменей с чесночным соусом! Чтоб через 10 минут были готовы!! Для посла!
- А для Вас, Николай Петрович? - поинтересовалась кухарка.
- Мне - нарезанного сала, 2 нарезанных покрупнее ташкентских лимона и сто грамм!
- Слушаюсь! - ответила кухарка и ушла выполнять заказ. Даже кухарки в столовой Петровского замка числились в ГУГБ и носили зеленые юбки, зеленые гимнастерки с укороченным рукавом (зимой поверх них они при выходе на улицу надевали шинели с зелеными кантами), погоны соответственно званию и нарукавные шевроны за выслугу лет. Через 10 минут две официантки в такой же униформе принесли заказ и удалились.
- Что это за блюдо, господин Генералиссимус, как оно называется? - спросил Моллер.
- Это наше национальное блюдо, мы называем его "пельмени". Снаружи оболочка из теста, а внутри мясо. В Малороссии они называются "вареники", и они кладут внутрь творог, вишню, капусту и тому подобное. Кстати, а почему чубаки свое кино не представили?
- Да в этом году, господин Генералиссимус, у них не вышло ни одного достойного фильма.
- Понятно. Одна лабуда, значит.
- Простите, одно что?
- Да это мы так в просторечии называем нечто, не заслуживающее внимания.
- А, понимаю. У меня, например, есть любимая поговорка, и только я один следую ей, а все остальные смеются.
- Интересно, что за поговорка?
- Don't shit where you eat, господин Генералиссимус. По-вашему это будет вроде "не сри там, где ты ешь"
- Нет, господин Моллер, мы говорим "не плюй в колодец - пригодится воды напиться".
- Да, пожалуй, ваша русская поговорка будет правильнее. Кстати, хотите, я Вам расскажу анекдот, который мне рассказал таксист, который вез меня из аэропорта?
- А таксист Вас прямо сюда довез?
- Да нет, я попросил его остановить возле бара под названием "Рюмошная", на улице Мазура.
- Ну, что там у Вас за анекдот? - спросил Сторожев.
- Жена думает, куда бы спрятать шнапс от мужа. Придумала: спрятала в муку. Муж ей звонит на работу, говорит: "Привет, дорогая!", а она ему: "Что делаешь?", он отвечает: "Пироги пеку!"
- Ха-ха-ха-ха!!!! Классно!! - ответил Сторожев. - Кстати, Вы не против, если я позову своего адъютанта, он пообедает с нами?
- Да с превеликим удовольствием!
- Вася! Иди сюда, господин Моллер приглашает тебя за стол!
Василий, чеканя шаг, вошел в столовую, бросил руку к виску и сел на свободный стул.
- Как Вас зовут, молодой человек? - поинтересовался Моллер.
- Сержант Главного Управления Государственной Безопасности Василий Георгиевич Крашенинников! - ответил Вася, вскочив и бросив руку к виску.
- Господин Крашенинников, можно было бы и не вставать, зачем это нужно? - мягко спросил Моллер.
- Меня так учили, господин Моллер. Когда представляешься старшему по чину или должности, то полагается все выполнять по правилам.
- Ценю Вашего адъютанта, господин Сторожев! Молодой парень, а так службу знает!
- Армия РНР вся такая, господин Моллер. Каждый ее солдат знает, что он - защитник Родины, а если нет, то он не солдат, а тряпка, которой вытирают пол.
- А с общественным порядком у Вас, господин Сторожев, как?
- Да Вы разве не знаете? Всех уголовников мы ссылаем на арктические острова, чтобы они там перевоспитывались героической жизнью полярников, чтобы каждый из них, вернувшись домой, мог сказать не "Я зэк", а "Я полярник!". Так стали делать еще при моем предшественнике - Владимире Мазуре. Мелкое хулиганье мы ссылаем в тайгу, чтобы получилось по старинному правилу северян: "Негодяя отвозят в тайгу и выпускают. Если не вышел - так никто и не виноват, сам же не вышел". Так что, господин Моллер, преступность у нас перевелась... Правда, на днях вот что было... Видите этого человека? - и Сторожев показал на сидевшего за одним из столиков с забинтованной головой и шрамом на щеке от пореза стеклом капитана Селиванова. - Это мой шофер, временно он в отпуске по ранению. В мой лимузин вчера врезался грузовик. Как Вы думаете, что я сделал с шофером грузовика?
- Сослали в Арктику?
- Вот он сидит! - и Сторожев показал на Смешнова, сидевшего за соседним столиком в новенькой форме ГУГБ и уплетавшего картошку с луком.
- Ваше благородство поистине не знает границ, господин Сторожев. У нас бы его как минимум посадили лет на 15, а Вы взяли в свою охрану человека, который мог лишить Вас жизни!
- Вы знаете, господин Моллер, почему он врезался в мой лимузин? Он несся на своем грузовике, забыв обо всем, потому что его предала жена, и вдобавок он застал ее с лучшим другом. Попробуйте поставить себя на его место. А то, что мой лимузин оказался у него на пути - это чистая случайность. Он сделал это не умышленно.
- Ну, не знаю, наверное, на его месте я бы просто напился.
- В подпитии Вы могли бы и похуже дел натворить, и премьерского кресла бы уж точно лишились.
- Да-а, Вы правы, господин Сторожев... В пьяном виде недавно министр сельского хозяйства ляпнул какую-то хрень про Ее Величество, да и загремел на четыре года.
- Вот видите, господин Моллер? Королева Шарлотта Первая - это Вам не сантехник! У нас и сантехники себя нормально ведут, и не пьянствуют, потому что получают ежедневную норму шнапса или денежный эквивалент, на который они могут купить себе что-нибудь другое по выбору.
- Даже мы до такого не додумались! - ответил Моллер. - Единственная трезвая профессия у нас - это почтальоны. А про моряков и говорить нечего, все как один алкаши.
- Хотите, господин Моллер, я Вам нашего моряка покажу? Пригласим его тоже к столу? - спросил Сторожев.
- Да пожалуйста, еще веселей будет.
Сторожев встал, подошел к настенному внутреннему телефону, нажал кнопку и сказал:
- Коммутатор? Капитана первого ранга Богданова вызвать в столовую!
Повесив трубку, он вернулся за стол, периодически поглядывая на дверь столовой. Через минуту дверь отворилась, и вошел бравый морской офицер в черном кителе с желтыми кантами, бросил руку к виску и доложил:
- Капитан первого ранга Валерий Богданов в Ваше распоряжение прибыл!
- Садись, Валера, за стол. Вот, посмотрите, господин Моллер, таковы наши моряки. Валера, это премьер-министр Дании барон Моллер.
Богданов, уже успевший сесть за стол, вскочил так же, как незадолго до этого Вася, бросил руку к виску и отчеканил:
- Здравия желаю, господин барон!
- Ммда-а... Вижу, Вы правы, господин Сторожев. Каждый солдат армии РНР - настоящий солдат.- Правда, господин Моллер, армия РНР была такой не всегда, она стала такой только после Отечественной Войны, при Генералиссимусе Владиславе Рудневе, - сказал Сторожев. - Был при нем, еще до войны, министр внутренних дел, генерал-майор Барсуков. Воровал где только можно, и кучу невинных людей пересажал. Руднев приказал пересмотреть дела всех осужденных при Барсукове, а самому Барсукову пригрозил расстрелом. У того от страху крыша поехала, ну и…
- Простите, господин Сторожев, не понял. При чем тут крыша?
- Ну, это у нас выражение такое. Он рехнулся со страху. А потом он взял картонную табличку, написал на ней: «Я — говно!», прицепил ее себе на грудь и повесился, как сука. Впрочем, он и был сука, а проще говоря — мразь порядочная... Руднев всех, кого Барсуков невинно посадил, приказал выпустить. Кстати! Завтра же 9 мая, день Победы в Отечественной войне, когда Алоиз Шинкель, фюрер немецких националистов, пустил себе пулю в лоб в своей резиденции в Бранденбурге.
- Я буду счастлив отметить День Победы над националистской Германией в столице рабочей России, господин Сторожев! - ответил Моллер.
- В таком случае приглашаю Вас завтра в Балтштадт, господин Моллер. Там корабли ВМФ РНР будут давать артиллерийский салют, Вам это зрелище понравится.
- С удовольствием, господин Сторожев! Кстати, нельзя ли мне остановиться у Вас? Просто по шикарным гостиницам, которые мне полагаются при моем статусе, мне не нравится мотаться. Хотелось бы попроще, да и питаться не шикарными заграничными блюдами, а чем-нибудь попроще.
Сторожев встал, опять подошел к настенному телефону, снял трубку и сказал:
- Коммутатор? Коменданта полковника Кузнецова!
В трубке раздался голос коменданта:
- Слушаю!
Сторожев ответил:
- Захарыч! Датский посол, господин Моллер приехал, инкогнито, одет в гражданское... Что?... Документы в порядке, охрана проверяла! Отведи ему комнату, кормить тем, что попросит.
Моллер тронул Сторожева за плечо и сказал:
- Господин Сторожев, а нельзя ли мне прямо сейчас пойти отдохнуть? Просто полночи мотался в самолете, потом такси, потом еще Вашу резиденцию пришлось искать, да так, чтобы свой статус не обнаружить перед таксистом... А то он бы, наверное, слупил бы с меня втридорога!..
Сторожев сказал Богданову:
- Валера, отведи господина Моллера в его комнату.
Моллер и Богданов вышли. Вася встал и сказал:
- Николай Петрович, можно мне отлучиться на полчасика?
- Конечно, Васенька, - ответил Сторожев. - А зачем?
Вася многозначительно улыбнулся, скорчил озорную гримасу и сказал:
- Надо!
- Ладно, Васенька, я жду тебя в своей комнате, - сказал Сторожев.
Вася спустился в спецотдел ГУГБ, подошел к рабочему кабинету отца, который в это время находился как раз там, остановился перед часовым, прапорщиком Малафеевым, бросил руку к виску и сказал:
- К генералу Крашенинникову.
- Проходите, товарищ сержант, - ответил Малафеев, открыл дверь, впустил Васю и закрыл дверь за ним.
Вася подошел к отцу и сказал:
- Папа, дай 50 рублей.
- Зачем тебе?! - удивленно поднял голову Георгий Крашенинников.
- Хочу Николая Петровича лимонадом угостить, а то тут в столовке, кроме чая да коньяка, нормальных напитков-то и нет...
- Ну, держи, - Крашенинников протянул пачку купюр с портретом Шелепина через стол Васе.
Вася попросил на проходной авоську, вышел с территории и пошел по улице Генерала Савельева. Пройдя сто метров, он свернул в продуктовый магазин, встал было в очередь, но одна из бабулек сказала продавщице:
- Катерина! Пропусти товарища сержанта без очереди!
- Спасибо, не надо, я лучше постою... - начал было Вася, но все бабки, стоявшие в очереди, дружно отошли от кассы и освободили Васе место.
- Товарищ сержант, что будете брать? - спросила продавщица.
- Лимонад "Габриадзе" почем? - спросил Вася.
- 10 рублей.
- Пожалуйста, одну виноградную, две сливочных и две с какао.
Продавщица открыла холодильник, достала газировку и сложила в подставленную Васей авоську. Вася протянул кассирше деньги, взял чек и пошел обратно. Дойдя до Петровского замка, он прошел через проходную, поднялся по лестнице и вошел в комнату Сторожева. Тот сидел на диване, опустив голову на руки. Вася поставил авоську с бутылками на стол и торжественно произнес:
- Угощайтесь, Николай Петрович!
Сторожев поднял голову и сказал:
- Боже мой!! Васенька, это откуда? Ты меня угощаешь?
Вася бросил руку к виску и ответил:
- Так точно, Николай Петрович! Из продуктового на Генерала Савельева, дом 5! Вас порадовать решил, а то Вы за последнее время ничему не радуетесь, одни заботы у Вас...
Затем Вася достал из шкафа стаканы и налил виноградной газировки себе и Сторожеву.
- Васенька, а где ты деньги взял? - спросил немного обалдевший Сторожев.
- Не беспокойтесь, Николай Петрович, у папы попросил.
Кинув взгляд на окно, Вася обалдел... Рядом с Петровской площадью, на бульваре Матросова, из окна пятого этажа девятиэтажного дома валил густой черный дым. Вася схватил Сторожева за рукав и ткнул пальцем в сторону окна.
- Николай Петрович! Пока бригада с Балтийского приедет, там все сгорит! Может, вышлем нашу бригаду?!
Сторожев встал, подошел к настенному телефону и, сняв трубку, сказал:
- Коммутатор? Капитана Гуслярова!.. Володя, там на бульваре Матросова, дом 5, возгорание! Выезжайте! Васька Крашенинников тоже с вами поедет!
Когда Сторожев задним числом зачислил Васю в команду, он ни чуточки не сомневался, что Вася согласится. Вася открыл потайной шкаф, достал боевку и каску, надел их (такие шкафы имелись в каждой комнате Петровского замка) и помчался по лестнице вниз. Через полминуты два пожарных "Днестра" (один с лестницей, другой с бригадой и цистерной со смесью), красные с зеленой полосой по борту, выехали из ворот и еще через полминуты остановились около горевшего здания. Вася схватил шланг и побежал к лестнице. Затем он надел маску, вступил на первую ступеньку и начал подниматься. Он не чувствовал страха. Он знал, что в горящей квартире могут быть дети, старики-инвалиды, да вообще кто угодно. Стекла уже лопнули. Вася шагнул в окно и направил струю в пламя. Оказывается, горела кухня, а точнее, от газовой плиты случайно вспыхнули занавески. Вася одолел огонь за две минуты и крикнул вниз старшине Гвоздилову:
- Вырубай! Потушено!
Затем Вася стал обследовать квартиру. На детской кроватке в соседней комнате лежал ребенок. Дверь была, к счастью, прикрыта, и поэтому огонь туда не добрался, но Вася еще раз проверил всю квартиру на наличие открытого огня, и убедившись в его отсутствии, взял малыша на руки и стал возиться с замком квартирной двери. Когда ему удалось открыть замок, перед ним на пороге стояли остальные члены пожарной бригады - в том числе младший сержант Дементьев с болгаркой наизготовку, похоже, собиравшийся вскрывать дверь, а также пятнадцатилетняя девочка и женщина лет сорока, хозяйка квартиры, и, кроме того, наряд милиции. Милиционеры первыми прошли в квартиру и начали составлять протокол. Вася спросил девочку:
- Как вас с мамой угораздило оставить ребенка одного?
- Я пошла в магазин, а мама была на работе, так вот вышло...
- Понятно... Лупить вас некому, дур разэтаких. Звать-то тебя как?
- Зоя.
- А меня Вася. Будем знакомы.
- Очень приятно.
- В школу ходишь?
- До недавнего времени ходила, но потом папа стал выпивать, мама с ним развелась, и мне пришлось при братике сидеть...
- А как братика зовут?
- Андрей.
- Понятно. Я работаю в Петровском замке, хочешь к нам пойти работать? Мы пробьем тебе место в вечерней школе.
- Ой, спасибо! А кем я буду работать?
- Пока не знаю, там решат. Ладно, вечером подойдешь на проходную, скажешь "к сержанту Крашенинникову".
- Хорошо.
Вася вышел вместе с пожарной бригадой на улицу, они погрузились в машины и отчалили. Когда машины загнали в гараж, Вася скинул боевку, поднялся в свою комнату, разделся и принял душ. После душа он переоделся в чистенькие галифе и гимнастерку и пошел к Сторожеву.
- Здравия желаю, Николай Петрович! Я завербовал в ГУГБ девчонку из горевшей квартиры, просто девке учиться надо, а у нас спецшкола есть, да и матери она тогда сможет материально помогать. Я ее маленького братишку спас.
- Вот и молодец, Васенька! - ответил Сторожев. - И тебе помощь будет, да и подружитесь вы, может быть. Она теперь тебе навек обязана за брата.
Василий присел на табуретку и взял свой стакан с газировкой, который он так и не успел допить из-за заварухи с пожаром. Потягивая лимонад, он сказал:
- А на какую бы нам должность пристроить эту девицу?
- А ты сам куда бы предложил, Василий Георгиевич? - вопросом на вопрос ответил Сторожев.
- Ну, я думаю, в секретарши, например, в столовку за едой сбегать, отнести записку в пределах здания или в мое отсутствие, если я по какой-то причине не смогу исполнять свои обязанности, меня замещать. Мы, Николай Петрович, постоянно должны наращивать контингент ГУГБ.
- Правильно, Вася, - ответил Сторожев. - Поскольку ты теперь член РВП, назначаю тебя парторгом молодежного крыла Партии при Петровском замке.
- Служу РНР! - вскочив и бросив руку к виску, ответил Вася.
- Ладно, Васенька, пойдем посмотрим, как там господин Моллер поживает.
Сторожев снял трубку настенного телефона и сказал:
- Коммутатор? Коменданта полковника Кузнецова!.. Захарыч, где датского посла разместили?.. На четвертом этаже, комната номер семнадцать?.. Понятно. Спасибо. Конец связи!
Повесив трубку на рычаг, Сторожев открыл дверь и вышел, Вася последовал за ним. Найдя комнату, отведенную барону Моллеру, Сторожев постучал, из-за двери раздалось:
- Войдите!
Сторожев приоткрыл дверь и спросил:
- Господин барон, как провели день?
- Спасибо, господин Сторожев. Два раза заказывал поесть, кормят у Вас, я бы сказал, неплохо.
- А что Вы заказывали?
- "Сторожевское ассорти" - это, я так понимаю, Ваше изобретение? Чеснок, лимон, ветчина, хлеб, зелень, острый перец?
- Да нет, это ассорти придумал как раз вот этот парнишка, мой адъютант, а мою фамилию присвоить блюду предложил он сам, во-первых, из скромности, во-вторых, для солидности.
- Ну просто слов нет, какой прекрасный молодой человек Ваш адъютант! Мало того, что он в своем возрасте уже бравый солдат, так он еще и кулинар!
- И не только. Василий Георгиевич, это тебе, - Сторожев встал, извлек из кармана коробочку с медалью "За отвагу на пожаре" и удостоверение к награде. Вася бросил руку к виску.
Сторожев потрепал Васю по плечу, повернулся к Моллеру и сказал:
- Приятного Вам отдыха, господин барон. Завтра в Балтштадте будет праздник, отоспитесь, празднование начнется в десять утра.
Вася и Сторожев вернулись к себе в комнату, и Вася стал хлопотать около чайника, но тут дверь приоткрылась, и лейтенант ГУГБ Галаджев сказал:
- Товарищ Генералиссимус, там на проходной девушка говорит, что ей к сержанту Крашенинникову надо.
- Впустить. Это к нам, - ответил Сторожев.
Через минуту в комнату вошла та самая девочка, маленького братика которой Вася спас во время пожара. Она была чисто и опрятно одета в школьную форму - коричневая кофточка, такого же цвета юбочка, кружевной передник, зеленый галстук, белые бантики в волосах и чистенькие туфельки. Увидев спасителя своего братика, она сказала:
- Здравствуй, Васенька!
- Привет, Зоенька! - ответил Вася. - Знакомься, это Генералиссимус РНР Николай Петрович Сторожев. Хочешь меня отблагодарить - служи ему верой и правдой!
- Та-ак, красавица, значит, тебя Зоя зовут... А меня дядя Коля, - добродушно усмехнулся Сторожев. - А полностью как?
- Шаповаленкова Зоя Викторовна.
- Садись, что ли, чай пить с нами, Зоя Викторовна, в ногах правды нет, - усмехнулся Сторожев и кивнул Васе на шкаф. Вася вскочил, приоткрыл дверцу шкафа и достал оттуда стакан с подстаканником.
- Спасибо, - ответила Зоя и села на табуретку.
- Значит, так... - сказал Сторожев. - Зоя, с сегодняшнего дня ты зачисляешься в военную школу ГУГБ, а твой братик будет посещать детский сад для детей сотрудников госбезопасности. Погоди минутку... - с этими словами Сторожев встал, снял с вбитого в стену гвоздя свой планшет, достал из него два бланка, взял ручку и написал в первом: "Зачислить тов. Шаповаленкову З.В. в вечернюю школу ГУГБ". Во втором он написал: "Определить Шаповаленкова А.В. в детский сад для детей сотрудников ГУГБ".
Когда Сторожев вручил бланки Зойке, та просто расцвела от счастья. Сторожев потрепал девочку по плечу и налил ей еще чаю.
- Вот, Зоенька, тебе и благородный рыцарь, - Сторожев кивнул в сторону Васи. - Пожар потушил, да еще и завоевал расположение прекрасной дамы...
Около минуты они пили чай, а потом Зоя засобиралась. Сторожев сказал Васе:
- Сержант Крашенинников, проводи даму. Ты же джентльмен.
Вася надел фуражку и открыл дверь, чтобы Зоя могла пройти. Они исчезли в дверях, а Сторожев снял сапоги и френч и растянулся на диване, глядя в потолок. Через пять минут Вася вернулся, увидел, что Сторожев уже отдыхает, и сказал:
- Николай Петрович, можно мне идти спать?
- Спокойной ночи, Вася. Только поставь свой будильник на восемь утра, - с этими словами Сторожев подкрутил стрелку своего будильника к восьми часам.
Вася скрылся в дверном проеме. Сторожев снял галифе, свернул их и положил на стул. Затем он укрылся одеялом и тут же уснул.
В восемь утра его разбудил трезвон будильника. Сторожев поднял голову от подушки, встал, надел форму и сапоги, подождал минут пять и вызвал Васю с помощью звонка. Вася прибежал, уже одетый. Сторожев сказал:
- Пойдем за господином Моллером.
Пройдя на четвертый этаж и найдя семнадцатую комнату, Сторожев постучал. Оттуда раздался голос Моллера:
- Войдите!
Сторожев и Вася вошли. Моллер сказал:
- Я сегодня раньше встал, часов в семь. В дабл-ю-си приспичило.
- Понятно. Собирайтесь, господин Моллер, поедем на праздник, до Балтштадта еще полчаса ехать, да и все такое прочее...
- Да, конечно. Сейчас пиджак надену... - с этими словами Моллер натянул пиджак, на лацкане которого красовался значок с вензелем королевы Шарлотты I, надел кепку и вслед за Сторожевым шагнул в дверь.
Новый "Север", только вчера запрошенный для правительственного гаража с завода "Петробалт", стоял перед подъездом, за рулем сидел Смешнов. Вася и Моллер сели на заднее сиденье, Сторожев - рядом со Смешновым. Павел завел мотор, выехал из ворот и врубил сирену. Вслед за лимузином помчались мотоциклисты ГУГБ. Вся дорога заняла не более часа. Примчавшись в Балтштадт, Смешнов остановил лимузин на Якорной набережной, и Сторожев с Васей и Моллером заняли места на трибуне. Моллер заметил, что на палубе флагмана Балтфлота - крейсера "Республика" - матросы суетятся с длинным тросом с флажками. На мостике стоял бравый адмирал и глядел на часы. Вот он дал отмашку, и флажки поползли вверх.
- Что они делают? - спросил Моллер у Сторожева.
- Поднимают сигнал "Командую флотом! Тармашев".
- Это традиция?
- Да. Во время авианалета шинкелевцев погиб командующий флотом. И тогда командир одного из кораблей поднял сигнал "Командую флотом! Тихонов".
Тем временем "Республика" погасила прожекторы. Комфлот - контр-адмирал Тармашев - поднес к губам мегафон и крикнул:
- Слушай мою команду! Зарядить орудия!
Подождав немного, комфлот крикнул в мегафон:
- Товсь! Пли!
406-мм орудия "Республики" вышибли клубы дыма и пламени - крейсер подавал сигнал к началу салюта.
Сторожев достал из кармана кителя пачку сигарет и стал хлопать себя по карманам в поисках спичек. Моллер поднес ему изящную серебряную зажигалку, и Сторожев угостил папиросой его и Смешнова. Все трое закурили, а в это время орудия кораблей Балтфлота продолжали салютовать. Вот снова "Республика", затем "Петроград", затем "Трудовик"... Вася же завороженно смотрел на вылетавшие из стволов клубы дыма и снопы пламени. Затем, когда салют окончился, на сцену, воздвигнутую на набережной, вышел офицер в форме капитана ГУГБ и сказал:
- Здравствуйте, уважаемые зрители! Я певец, меня зовут Юрий Владимирович Батманов. Сейчас я исполню для вас песню, посвященную Отечественной Войне.
Он поправил портупею и запел:

По степи гуляли мы в войну,
Защищали мы свою страну,
На врага стеною шли штыки
Да наши гвардейские клинки!

Там на нас надвигалася рать,
РНР мы пошли защищать!
И солдаты, как братья, в строю
Защищали Отчизну свою!

Шёл на нас злобный враг, как стена.
Но мы знали, что значит война -
Коль не сдержим мы вражий напор,
Не вернемся в родимый мы двор!

В штыковую, бывало, мы шли,
И полмира с боями прошли.
Данциг, Штеттин, Пиллау и Плоцк
Нас встречали в великий тот год!
Товарищ Тельман
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: Ср окт 26, 2016 7:43 pm

Re: Александр Липатов. Роман "Офицеры". Альтернативная истор

Сообщение Товарищ Тельман » Ср окт 26, 2016 8:09 pm

Певца провожали аплодисментами. По окончании праздничных мероприятий Сторожев, Вася и Моллер на лимузине со Смешновым за рулем и в сопровождении дюжины мотоциклов ГУГБ возвращались в Петровский замок. В столовой Сторожев и Моллер опять взяли по папиросе, на этот раз зажигалку предложить успел Смешнов. Сторожев сунул руку в карман кителя, пошарил там, достал целую пачку элитных сигарет "Армейские" и предложил Смешнову. Смешнов вскочил и бросил руку к виску, но уже привыкший к бравой выправке солдат Вооруженных Сил РНР барон Моллер лишь ухмыльнулся. Сторожев затянулся, прикурив от зажигалки Смешнова, и сказал:
- Знаете, господин Моллер, сейчас мне не до кинофестивалей. Обращайтесь к министру культуры, Валерию Семеновичу Гарнаеву. Заодно с ним футбольный матч "Петробалт - Бранденбург" посмотрите, а я, наверное, оставлю пока что все дела на генерала ГУГБ Крашенинникова, отца вот этого молодого человека, (Сторожев кивнул на Васю), и поеду-ка на недельку на курорт на Тамань, в Тихорецк. В Горноводск, может, заеду, минеральной водичкой с Василием полечимся.
Сторожев с кряхтением поднялся и пошел к выходу из столовой. Вася поледовал за ним, а Моллер, видимо, решил сделать заказ и поэтому подошёл к стойке. Войдя в свою комнату, Сторожев тяжело опустился на диван и стал расстегивать китель. Вася стал готовить чай. Сторожев устало сказал:
- Васенька, знаешь, у меня все эти кинофестивали вот где сидят!.. - и старый диктатор провел ребром ладони по горлу. - Давай свалим на недельку на курорт, а делами РНР займется Георгий Иванович. У медведя в жопе я кинофестивали эти видел!.. Пусть ими Валерка Гарнаев занимается! Прихватим с собой Зойку Шаповаленкову, тебе одному не справиться, да и ей будет интересно.
- Конечно, Николай Петрович! Вам надо отдохнуть! - ответил Вася. - Зойке звонить?
- Позвони. Скажи, чтоб завтра в четыре часа дня была здесь.
- Тогда я пойду звонить, а Вы, Николай Петрович, лучше отдохните. Может быть, мне связаться со столовой, чтобы Вам принесли чаю?
- Тебе виднее, Васенька.
Василий скрылся в дверях, а через две минуты вошла кухарка из ведомственной столовки Катя Меркулова с подносом, на котором стоял самовар, нарезанный и присыпанный сахаром ташкентский лимон на блюдце, стакан с подстаканником и миска с баранками. Вслед за ней вошел Смешнов, он принёс на подносе семеновскую миску с шоколадными конфетами "Арктика", бумажную свернутую салфетку на подставке, смоченную в горячей воде - для дезинфекции (идею подхватил еще лично Сторожев в бытность свою боцманом на крейсере "Сибиряк", под командованием капитана первого ранга Владимира Мазура, который был предшественником Сторожева на посту Генералиссимуса РНР), когда они зашли в якиторию на Окинаве. Сторожев улыбнулся и сказал:
- Спасибо, ребята. Униформа ГУГБ для сержанта Шаповаленковой уже пошита?
- Так точно, товарищ Генералиссимус! - ответил Смешнов (Сторожев распорядился снять мерку с Зойки во время ее визита к ним).
Через полчаса вернулся Вася. Сторожев воткнул провод от самовара в сеть, чтобы подогреть воду. Когда она вновь забурлила, Сторожев вынул провод из розетки, налил чаю себе и Васе и спросил:
- Василий, на какое время ты договорился с Зойкой?
- Николай Петрович, я договорился, что ночь перед отъездом она проведет в комнате рядом с моей. Я уже обговорил это с папой. Зойка уже тут, униформу ей выдали, сейчас она пьет чай.
- А знаешь, Вася, ты аж два раза молодец: во-первых, принимаешь решения самостоятельно, но так, чтобы это не повредило государству, Партии и народу, а во-вторых, ты можешь составить Зойке компанию. Ну или она нам. Но я думаю, лучше ты сейчас пойди к ней, а то ей без тебя скучно.
- Слушаюсь! - отчеканил Вася, щелкнул сапогами, бросил руку к виску, открыл дверь и вышел. Пройдя по коридору, он постучал в дверь комнаты, которую выделили Зойке, и сказал:
- Зоенька, это я, Вася. Можно войти?
- Заходи, дорогой мой Васенька!
Вася вошел в комнату и сел на диван рядом с Зоей. Девушка прижалась к нему и обняла его за плечи, и он ощутил тепло ее тела и любовь, которая билась в ее сердце. Зоя еще сильнее стиснула его плечи и зашептала:
- Родной мой!.. Солнышко мое!... Как же я тебя люблю, мой Васенька! Радость моя!.. Единственный мой!... Любовь ты моя!!..
Вася тоже обнял Зойку и ласково погладил ее по волосам. Их юная, чистая любовь была благословлена свыше. Так случилось, что Зойкину мать угораздило устроить пожар, который заметил Вася, и это послужило поводом для их встречи, перешедшей в любовь... Наконец Вася встал, включил чайник в сеть, согрел воду, налил чаю Зойке и себе. Зойка уже переоделась в женскую униформу ГУГБ - гимнастерку и юбку цвета хаки, пилотку такого же цвета и кирзовые сапоги. На гимнастерке были синие канты на карманах и красно-синие сержантские погоны. Выглядела Зойка в этой одежде очаровательно. Вася встал, подошел к холодильнику и, покопавшись там, нашел пакет конфет "Оленевод" (шоколадных, с брусничным вареньем), высыпал их в деревянную миску с семеновской росписью, поставил перед Зойкой и сказал:
- Подкрепись, Зоенька, а то завтра с утра рано просыпаться.
Зойка смущенно улыбнулась, развернула обертку, откусила кусочек конфеты, запила чаем, и Вася невольно залюбовался этой юной красавицей. Темно-русые косички с бантиками, румяные щеки, правильные черты лица, серые глаза... Вдруг раздался стук в дверь и голос:
- Это я, Сторожев. Можно к вам, молодежь?
Вася подскочил и побежал открывать дверь. Сторожев вошел, Зойка поставила для него табуретку около стола. Генералиссимус поскреб в затылке и сказал:
- Смотрю на вас, ребята, и не нарадуюсь. Вас ну просто Господь Бог свел вместе. Когда вам будет по восемнадцать, вы поженитесь и будете счастливы - я вижу вас мужем и женой. Меня на флоте научили далеко глядеть, вот я ваше будущее и вижу. Старого боцмана не обманешь.
Тем временем день потихоньку клонился к закату. Вася налил Сторожеву чаю, Зойка смущенно улыбнулась и сказала:
- Спасибо Вам огромное, Николай Петрович, что Вы оказали мне доверие, приняв меня в ГУГБ. И Васеньке, моему единственному и ненаглядному, спасибо. До конца жизни я вам обоим обязана.
Сторожев усмехнулся в седые усы, скрестил руки на груди и ответил:
- Зоенька, так как раз задача Партии и состоит в том, чтобы всё население Республики было таким же счастливым и таким же честным, как ты и Василий. А если кто-то из враждебных стран этого не хочет - так на то и существует ГУГБ... - Сторожев поднял руку, указывая ей в сторону той части здания, где находилось ведомство генерала Крашенинникова, но тут на улице внезапно раздался мощный взрыв, да такой, что задрожали стекла. Сторожев, Вася и Зойка вскочили и подбежали к окну. На трамвайной остановке клубился дым, но, к счастью, трупов или раненых там не было. Вдали еще светил окнами уходящий трамвай. Сторожев выбежал в коридор, снял трубку настенного телефона и крикнул:
- Коммутатор? Срочную связь с генералом Стрельниковым! Андрей, ты на связи? Ты слышал взрыв?..- закричал Сторожев в трубку срывающимся голосом, после того как услышал хриплый тенорок начальника МВД генерала Андрея Максимовича Стрельникова. - Срочно поднимай рабочие дружины особого назначения и милицию! Оцепить Адмиралтейский район! Опытного кинолога со служебной собакой - живо на место взрыва!
Через полминуты над Петроградом зазвучала сирена общегородской боевой тревоги - один длинный сигнал, четыре коротких и снова два длинных. По городу мчались, истошно воя сиренами и сверкая мигалками, милицейские микроавтобусы "Сокол", а также грузовики "Балтиец", набитые дружинниками РДОНа. Около злополучной остановки остановился милицейский автомобиль, и из него выпрыгнула кинолог-проводник лейтенант Бартова, опытнейший собаковод петроградской милиции, с овчаркой на поводке. Подбежав к остановке, Бартова крикнула:
- Искать, Рекс! Рекс, искать!
Пес повел носом по еще дымившемуся асфальту и вдруг сорвался в прыжок. Бартова побежала за ним. Тем временем дружинники РДОНа с красными повязками на рукавах и с карабинами в руках оцепили район. Через десять минут Марфа Бартова доложила по рации:
- Нашли. Дом номер семнадцать по Комендантской улице, квартира номер пятьдесят. Соседи говорят, что квартиру на днях сняли приезжие из Галиции.
Сторожев, Вася, Зойка и генерал Георгий Крашенинников, к этому времени уже поднявшиеся на седьмой этаж, в штаб генерала Стрельникова, были от происходящего в полной прострации. Как в мирном, спокойном Петрограде мог случиться теракт? Как ГУГБ могло допустить, чтобы галицийские боевики-националисты сумели заложить бомбу на трамвайной остановке, которая, не отъедь трамвай за полминуты до взрыва, могла бы унести с собой несметное количество жизней?! Зойку колотил озноб, Василий был бледен как полотно. Наконец Сторожев закурил сигарету для того, чтобы успокоиться, и сказал:
- Георгий Иваныч, тебе выговор за прорехи в безопасности государства, без занесения в личное дело, но это потом. Васька, Зойка! - подозвал он ребят. - Хватит вам бездельничать. Максимыч! - обратился он к Стрельникову. - Скажи, чтобы сержанту Крашенинникову выдали ручной пулемет образца пятьдесят второго года, а сержанту Шаповаленковой - две цинки с пулеметными лентами. Пусть примут участие в операции. Скажешь подполковнику милиции Дегтяреву, чтоб занялся ими.
Через минуту на резервной милицейской машине Вася и Зойка подъехали к дому, где окопались галицийские боевики. Подполковник милиции Кирилл Павлович Дегтярев подозвал Васю и Зойку и сказал им:
- Ребята, лезьте на крышу дома, того, что напротив. Оттуда ты, - Дегтярев наклонился к Васе, - по сигналу откроешь огонь по окну ихней квартиры, чтобы они бросились на пол. Тогда мы выломаем дверь.
Вася по пожарной лестнице взобрался на крышу, за ним Зоя. Найдя взглядом нужное окно, Вася вытянул рукоятку затвора на себя. Пулемет встал на боевой взвод. Затем он включил тепловизорный прицел и приник глазом к окуляру. Так и есть... Боевики наставили автоматы на дверь... Из рации донесся писк. Вася нажал гашетку, и стекло в окне посыпалось осколками. Боевики попадали на пол. Вася убрал палец с гашетки, продолжая смотреть в прицел. В квартиру ворвались дружинники. Затем вбежала милиция. Боевиков скрутили, и подталкивая пинками, поволокли в автозак. Тем временем двор окружили еще и бойцы ГУГБ. Василий, спускаясь вместе с Зойкой с крыши, успел разглядеть краем глаза, как один из милиционеров сорвал со стены квартиры висевшее там желто-синее полотнище галицийского флага с "вилкой" - трезубцем. Видимо, в качестве вещдока. Вася и Зойка прыгнули в автомобиль подполковника Дегтярева, и машина доставила их к бункеру военного коменданта Петрограда - генерала ГУГБ Леонида Шалина. Там состоялось экстренное заседание военного трибунала. Председателем трибунала был Сторожев, заседателями были генералы Крашенинников и Стрельников. Поскольку галицийских боевиков-националистов взяли с поличным, осталось только соблюсти формальности. Сторожев сказал:
- Предлагаю приговорить Григоренко Константина Петровича, Ляшко Михаила Сергеевича и Яценюка Петра Николаевича к смертной казни через расстрел за совершение террористического акта на остановке общественного транспорта "Улица Комендантская", при котором могли пострадать мирные люди! Товарищи заседатели, я ставлю вопрос на голосование!
Стрельников и Крашенинников подняли правую руку вслед за Сторожевым. Генералиссимус многозначительно кивнул в сторону приговоренных. Бойцы ГУГБ, подталкивая террористов прикладами, повели их в исполнительную. Через минуту оттуда раздался треск очереди. Еще через минуту хлопнула дверь, и капитан ГУГБ Сабуров сказал, тяжело дыша:
- Товарищ Генералиссимус, приговор приведен в исполнение.
Внезапно тишину разорвал зуммер телефона. Шалин поднял трубку.
- Генерал Шалин слушает. Нестеров, это ты? В чем дело? Что??! Еще одна группа боевиков? Они что, блин, оборзели вконец? Лейтенант Нестеров, доложи внятно, где эти уроды?! В коллекторах скрылись? А они случаем бомбы не заложат там? Нужен кто-то, кто знает эти коллекторы!
Тут его перебил подъехавший для оформления бумаг министр юстиции РНР генерал-лейтенант Волкогонов:
- Я знаю эти коллекторы. Они что, где-то под Комендантской прячутся? Так я ж там в ЖЭКе местном работал слесарем-сантехником, знаю я эти коллекторы как свои пять пальцев. Только в помощь нужны саперы и кинолог. Кто лучший кинолог петроградской милиции?
Стрельников ответил:
- Лейтенант Бартова. Уже имела с ними дело, и пес ее, Рексик, знает их на нюх. Ту желто-синюю тряпку, которую мы у них нашли, дадим ему понюхать, и он нас выведет на след. Ну а теперь - всю милицию Петрограда снова по тревоге, в район Комендантской.
Через пять минут на Комендантской улице остановилась милицейская машина, и Волкогонов с пистолетом в руке спустился в люк, за ним попрыгали милиционеры. РДОНовцы же стояли у каждого люка в околотке, по два человека у каждого, и держали люки под прицелом. Тем временем Волкогонов вел за собой группу милиционеров в бронежилетах и шлемах с забралами.
- Налево... прямо... еще немного прямо... налево... Стой, кажись, я слышу голоса... И говорят не по-нашенски... За мной! Вперед!!! Стой, ни с места!!! - крикнул Волкогонов группе людей, осветив их фонариком и направив луч прямо им в глаза.
- Зараз вибухнемо! - крикнул кто-то из них.
Волкогонов свистнул, и подбежали милиционеры. За ними подоспели саперы. То, что боевики пригрозили "вибухнути", то есть взорваться, послужило дополнительным доказательством их вины. Коллектор проверили на наличие закладок, но, к счастью, ничего не нашли. Бартова со своим Рексом прошерстила все коллекторы под Адмиралтейским районом в сопровождении милиционеров, но больше нигде не было найдено ни единого следа галицийских боевиков.
На этот раз Сторожев своим приказом велел вести тщательное дознание. Допрос вел следователь военной комендатуры Петрограда полковник Саблин. Следствие шло все в том же бункере, по просьбе Саблина сторож дядя Миша по сигналу справлял малую нужду на галицийский флаг, как только подследственные медлили с ответом. Также на их глазах выливали на пол бутылки с горилкой. Сторожев морщился, но понимал: дело нужное, и сейчас важнее показания подследственных, чем какая-то горилка, а ссаки дяди Миши потом можно будет притереть влажной уборкой. Наконец дознание было завершено. Из показаний подследственных следовало, что диверсионная группа состояла из семи человек, и трое были уже расстреляны - Григоренко, Ляшко и Яценюк, остальные четверо находились сейчас в бункере - "провидник" Тарас Григорьевич Бандура и трое остальных членов его "бойовки" - Андрий Петрович Штефаневич, Павло Симонович Волох и Мыкола Тарасович Сопля.
Сторожев прикурил, матерно выругался и указал папиросой в сторону исполнительной. Капитан ГУГБ Сабуров и его бойцы поволокли упиравшихся боевиков на расстрел. Через минуту раздался треск очереди, и когда Сабуров появился в дверном проеме, Сторожев сказал:
- Тебе, Сева, и всей расстрельной команде - отпуск на неделю! Знаю, это нелегкое дело - гадов к стенке ставить.
Затем Сторожев еще пару раз затянулся папиросой и сказал Крашенинникову:
- Жора, вызови милицейскую машину, ребят до Петровского замка доставить. И я, наверное, с ними тоже поеду. С меня на сегодня хватит.
Вскоре милицейский "Волгарь" остановился во дворе Петровского замка. Сторожев с трудом переставлял ноги, так что Вася и Зоя поддерживали его с двух сторон. Когда Сторожев лег на свой диван и тут же уснул, ребята пошли в комнату, отведенную Зойке. Вася налил из графина стакан воды и с наслаждением опорожнил его. Затем он ополоснул стакан под краном, налил еще воды и предложил Зойке. Зойка тем временем стащила с натруженных ног кирзовые сапоги и, босиком подойдя к Васе, взяла у него стакан с водой и опорожнила его. Затем Зойка сняла с гвоздя вафельное полотенце, смочила под краном и, присев на диван, вытерла натруженные ступни влажным полотенцем. Вася согрел в чайнике воду, принес из хозчасти эмалированный тазик, налил в него и горячей, и немного холодной воды, так, чтобы она была равномерно теплой, и опустил босые Зойкины ноги в тазик с водой. На Зойкином личике появилось выражение удовольствия, и она сказала:
- Садись, Васенька, посидим... Как давно я не была столь счастлива!!. Как же я тебя люблю, дорогой мой Васенька!.. - Зойка прижалась к Васькиному плечу, обняв его за шею, и он чувствовал исходившее от ее юного девичьего тела тепло, чувствовал переполнявшую сердце Зойки любовь. - Васенька, я так счастлива с тобой, солнышко ты мое!.. Радость моя!..
По Зойкиной щеке, видимо от переполнявших ее чувств, скатилась слезинка. Вася смахнул ее рукавом гимнастерки и погладил Зою по щеке, а затем привстал и поцеловал девушку. Зоя преданно смотрела Васе в глаза. В ее глазах читалась любовь, верность и готовность идти с верным другом по жизни до конца.

(Продолжение следует!)
Товарищ Тельман
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: Ср окт 26, 2016 7:43 pm


Вернуться в Проза

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google Adsense [Bot], Yandex [Bot]