Миф о внутреннем конфликте

Творчество участников форума

Модераторы: The Warrior, mmai, Volkonskaya

Миф о внутреннем конфликте

Сообщение Johnny » Чт авг 04, 2016 12:55 am

С юных лет Зигмунд Фрейд был одержим жаждой славы. Если руководствоваться подходом основанной им школы, истоки его нарциссизма следует искать в семье, и в первую очередь в отношениях с матерью, называвшей любимого сыночка «мой золотой Зиги». Родители всячески старались угодить ему, порой даже в ущерб другим детям. Так, когда юного Зигмунда стала раздражать игра его сестры Анны на пианино, ей пришлось прекратить свои занятия.
Неудивительно поэтому, что у него с раннего возраста развилось чувство превосходства по отношению к окружающим. Однажды, будучи ещё подростком, он советовал другу хранить его письма, словно намекая тем самым своему корреспонденту, с каким великим человеком тот был удостоен чести общаться.
А в 1885 году, в возрасте 28 лет, ещё задолго до обретения мировой славы, Зигмунд Фрейд писал своей невесте о том, что уничтожил свои записки, письма и рукописи за последние четырнадцать лет, дабы, как он объяснил, усложнить задачу своим будущим биографам.
Первую, пожалуй, реальную возможность обрести широкую известность он упустил в 1884 году. В этом Фрейд винил свою невесту, которую как раз решил навестить в тот период. Тем временем офтальмолог Карл Келлер сделал доклад о применении кокаина в качестве местного анестетика. Фрейд, получивший в том году этот препарат от фармацевтической компании «Мерк» и проводивший с ним различные эксперименты, считал это открытие своей заслугой.
Он, кстати, также как-то прочитал о том, как южноамериканцы набирались силы в результате жевания листьев растения Кока. Одно время Фрейд даже не просто применял кокаин в своей врачебной практике, прописывая многим пациентам, но и убеждал друзей и невесту употреблять его. Он также активно рекомендовал активное использование данного средства для «лечения» депрессии и усталости, выступая перед Венским медицинским обществом. Однако когда пошли многочисленные сообщения о формировании зависимости, его репутация была подорвана.
В тот период Фрейд был вынужден отказаться от перспектив продолжения исследований в пользу работы практического врача, дабы иметь возможность содержать семью. Но как он мог прославиться на этом поприще? Ведь в те годы среди диагностических средств в арсенале медиков не было даже рентгена костей черепа, не говоря уже о том, чтобы пытаться лечить что-то внутри черепной коробки! Фактически, неблагодарная работа невропатолога тогда сводилась к тому, чтобы по результатам осмотра пациента с некоторой (на самом деле невысокой) долей уверенности произносить ему приговор.
Основным же методом получения новых знаний в тот период, когда электрофизиология по-прежнему находилась в самом зачаточном состоянии, было изучение образцов, полученных в результате аутопсии. Конечно, тогда исследователям уже не приходилось красть трупы для получения соответствующих материалов, однако при весьма ограниченных возможностях того времени эта деятельность была не только неблагодарной, но и в значительной мере небезопасной.
Примером тому может служить трагическая судьба одного из друзей Фрейда, Эрнста Флейшла фон Марксова. Повредив палец в ходе вскрытия в тот период, задолго до открытия антибиотиков, он вынужден был подвергнуться ампутации, дабы остановить опасное воспаление. В процессе операции был повреждён нерв, в результате чего Эрнст испытывал постоянную мучительную боль, которую пытался гасить сначала морфином, а затем героином, вызвавшим у него развитие сильной зависимости. Фрейд сначала торжествовал, когда ему, казалось, удалось избавить товарища от пристрастия к данным препаратам посредством кокаина. Однако в итоге Флейшл фон Марксов мучительно умер в возрасте 45 лет, страдая сильной зависимостью сразу от трёх наркотиков. После приёма больших доз кокаина, к которым он со временем стал вынужден прибегать, ему начинало казаться, что по его телу ползают белые змеи. Но эта ситуация, наконец, убедила Фрейда в коварности данного «волшебного средства», которое он принимал сам «с поразительнейшим успехом от депрессии и несварения желудка», а также рекомендовал многочисленным пациентам и своим близким.
В итоге, Фрейд пошёл в своей профессиональной деятельности другим путём. Выбирая пациентов, у которых, по его представлениям, имели место не структурные дефекты головного мозга, а «невроз», в основном «истерия» (по нынешней терминологии, конверсионное расстройство, когда пациент демонстрирует множество соматических симптомов, для которых врачи не видят обуславливающей их органической патологии), он пытался «лечить» их своим словоблудием.
Декларативно Фрейд мог считать себя приверженцем биологического происхождения душевных расстройств, однако фактически физические причины фигурировали в его теориях лишь на уровне, скажем, наличия у мужчин торчащего из тела полового органа, в то время как женщины, лишённые такового, им якобы завидовали. Возникновение психических заболеваний у своих клиентов он объяснял при помощи своих извращённых фантазий про их сексуальную жизнь в детстве.
Конечно, надо отдать должное Фрейду: он был очень наблюдателен, умел хорошо анализировать, а также проявлял завидную изобретательность в интерпретации, казалось бы, достаточно нейтральных событий, происходивших с людьми, в нужном ему ключе. Также, одним из важных факторов, позволивших ему снискать себе славу, было его умение эпатировать викторианское общество разговорами о сексуальных потребностях, тем более (о ужас!) детей! Говоря современным языком, можно сказать так: Фрейд был троллем 80-го уровня!
Но каковы же были в итоге результаты? Разумеется, мы никогда уже, наверное, не узнаем правды о том, как Фрейд фильтровал материал своих консультаций для публикации, фабриковал данные и т.д. Безусловно, с одной стороны, помимо его собственных книг, есть вроде как восторженные отзывы современников и т.д., но с другой, например, есть и воспоминания якобы «исцелённой» Берты Паппенгейм, у которой до конца её дней не находилось добрых слов в адрес психоанализа.
Зато мы имеем представление о том, во что всё это вылилось в итоге. Вуди Аллен, например, посещал психоаналитиков на протяжении тридцати семи лет, о чём не раз шутил в своих фильмах и интервью! Конечно, это были уже отнюдь не те «золотые годы», когда, согласно наставлениям Фрейда, терапевт принимал пациента каждый день кроме воскресенья и праздников. Тем не менее, деньги наивных клиентов продолжали годами литься полноводной рекой в карманы психоаналитиков (особенно учитывая, сколько они драли, пардон, брали за свои сеансы, и не у всех было такое благосостояние, как у того же Вуди Аллена). И какой прок? Безусловно, у конкретных пользователей данных услуг имелись свои самые разные мнения на сей счёт, но надо думать, если бы там действительно наступало «исцеление» от «невроза», то дальнейшие сеансы на протяжении десятилетий уже были бы ни к чему!
Конечно, с одной стороны можно сказать: это личное дело! В конце концов, каждый человек решает для себя, как ему развлекаться: кто-то ходит, например, в кабак или в публичный дом, а кто-то на психоанализ! Однако на самом деле тут всё не так просто.
Ведь для того, чтобы продолжать продавать свои услуги, психоанализ, начиная с Фрейда, всё больше развивался в индустрию, патологизирующую людей, приклеивающую им унизительные, стигматизирующие ярлыки. Важный пример того, какой вред при этом мог быть нанесён многим, Джонни узнал от женщины по имени Анна Крынка, чьи подкасты о психически ненормальных людях ему было очень интересно слушать. Начав знакомиться с её материалами, Джонни вскоре проникся к ней глубокой человеческой симпатией, уважением и восхищением. Она помогла ему понять, что не все психолухи говно как люди. Джонни восхищался той человечностью и эмпатией, которые она проявляла к психически больным.
Ему даже стали приходить в голову странные догадки о том, с чем это может быть связано. Например, он не мог не заметить её далеко торчащие вперёд зубы, как у кролика. Разумеется, у него не было никакой возможности достоверно выяснить этот вопрос, однако ему почему-то казалось, что над ней из-за этого могли издеваться в подростковом возрасте. И кто знает, возможно, именно из-за этого у неё развилось особое, более гуманное, тёплое и душевное отношение к тем, кто психически не такой.
Джонни особенно проникся тем, как она комментировала ролик парня с агорафобией по имени Боря, который тот выложил на youtube, чтобы рассказать людям о своей болезни. Этот молодой человек поведал о себе следующее:
«Мне сейчас 31 год, и у меня были панические атаки с 15-летнего возраста. Но агорафобия у меня по-настоящему началась, только когда мне было почти тридцать... Мне трудно об этом говорить... С этим связана стигма, и многие люди не понимают этого. Мне иногда приходится объяснять это даже медикам... Люди не понимают, что такое паническая атака. Она всеобъемлюща. Она контролирует твою жизнь. Я снова и снова посещал <психо>терапевтов на протяжении многих лет, они были доброжелательно ко мне настроены, но у них нет ответа, и я не думаю что у кого-либо есть. Я испытываю гнев, потому что когда я был в состоянии работать, мне приходилось устраиваться в места, не подходящие мне по интеллектуальному уровню. Я был не в состоянии окончить институт, был не в состоянии делать многие другие вещи. Тем не менее, мне удавалось кое-как держаться на плаву, я никогда не голодал или что-нибудь в этом роде. Последние года два выдались для меня особенно сложными... Я практически совсем не выходил из дома. Сходить подстричься было для меня просто ужасно. Мне требовалось примерно три дня, чтобы настроиться... Каждый раз, когда я читаю об этом в интернете, там пишут: «чаще у женщин, чем у мужчин». И вот я, мужчина, сижу здесь. Я считаю, у людей нет сострадания по отношению к мужчинам. Считается, что мы просто должны «взять себя в руки». Но это очень непросто! Когда я иду к стоматологу, например, это ужасно!
Никто не знает, каково мне, но, я надеюсь, что вы меня поймёте... Когда у тебя паническая атака, со стороны ты можешь выглядеть нормальным, здоровым, но ты умираешь внутри...
Мне некомфортно снимать это видео, но вы знаете, мне уже наплевать, что про меня подумают люди. Я думаю, пришло время, когда нам нельзя дальше молчать. Нужно рассказывать людям, я думаю, они должны знать... Нужно лучше изучить эту болезнь. Я считаю, доктора должны понимать. Не просто разбираться лучше, но также проявлять сострадание. Это не так просто, как, знаете, люди говорят, просто делай маленькие шаги на улице или дыши глубоко. На самом деле, это бесит меня! И это всё?! Всё, что я должен был делать все эти годы, это глубоко дышать?!
Нет, конечно, я думаю, люди говорят это без злого умысла. Просто я уже в отчаянии! Я понимаю, что сижу в своей квартире и фактически... жду смерти. Я иначе не могу это сформулировать! Я имею в виду, мы, люди с агорафобией, никуда не движемся, ничего не делаем... Мои родители содержат меня. Я пытался оформить инвалидность, через силу иметь дело с этой системой, но мне отказали. Причина – мне посоветовали устроиться на простую работу. Я хотел бы знать, что это за работа? Для этого мне нужно покинуть мой дом! И они не понимают, что я не могу удержаться на работе, потому что я не могу находиться вне дома так долго! И если бы я мог находиться вне дома так долго, мне не нужна была бы их «простая работа»!
Некоторым из вас повезло в том смысле, что вы ещё молоды. Что пугает меня, это когда мы стареем, и рядом не остаётся никого... Например, твои родители умирают. Мне повезло, что у моих родителей есть достаточно денег, чтобы мне помочь. А если бы у них не было?.. И каково приходится людям, которым повезло меньше?..
Я не верю, что, знаете, как люди говорят, «это всё в твоей голове», «просто расслабься» и всё такое. Ты можешь быть расслаблен, дома смотреть телевизор, не думая ни о чём. Никаких особых стрессов у тебя не было на протяжении недель. И всё равно у тебя возникают эти ощущения... Не знаю насчёт вас, а моя жизнь – просто ад кромешный из разных симптомов. Стоит мне встать, например, как моё сердце начинает гулко стучать, колотиться и вытворять прочие разные штуки. И непонятно, с чем это связано. Может быть, с пищей?
У меня куча разных симптомов. Иногда люди, у кого похожие расстройства, говорят, когда они чувствуют беспокойство, то у них бабочки в животе и им хочется блевать. А я действительно блюю, 1-2 раза в неделю. И на протяжении нескольких лет это нанесло моему организму ущерб...»
Рассказывая про этого парня, Анна не позволяла себя уничижительных характеристик в его адрес, как это любят делать другие психолухи, которые сказали бы про него мол, он не мужчина, а инфантильный иждивенец, которому удобно строить из себя немощного больного и всё такое. Напротив, Анна выражала понимание его ситуации и подлинное человеческое сострадание к нему, восхищалась его смелостью в решении рассказать в интернете о своей болезни. В этом плане она представляла для Джонни приятный контраст, например, с теми психоаналитиками, чью теорию про матерей, якобы вызывающих шизофрению у своих детей она упоминала в написанной ею книжке про психологию ненормальных:
«Ранние теоретики рассматривали семейные отношения, особенно между матерью и её сыном, как ключевые в развитии шизофрении. Одно время такой взгляд был настолько распространён, что был введён термин «шизофреногенная мать», обозначавший предположительно холодную и доминирующую, конфликтную родительницу, которая, как считалось, вызывает шизофрению у своих детей. Эти матери характеризовались как несговорчивые, чрезмерно опекающие, склонные к самопожертвованию, чёрствые, негибкие и склонные к морализаторству относительно взаимоотношений полов, а также боящиеся близости. Контролируемые исследования, призванные проверить теорию шизофреногенной матери, не подтвердили её. Однако ущерб, нанесённый семьям этой теорией, был значительным. На протяжении поколений родители винили себя в болезни своего ребёнка, и до 1970х годов психиатры зачастую принимали в этом участие».
И это был отнюдь не единственный такой случай. Другая шумная история разыгралась, когда психоаналитики в «лучших» традициях дедушки Фрейда стали внушать своим клиенткам, как якобы их в раннем детстве трахал родной отец (или, в крайнем случае, отчим или ещё какой-нибудь мужик). В результате, многие американские семьи, которые к тому же вследствие таких «откровений» стали разваливаться, захлестнула волна горя и горечи. И только алчные психоаналитики очень славно гребли на этом деньги! А ещё адвокаты, которые также своего не упустят!
Но, как говорится, можно обманывать всех некоторое время и некоторых всё время, но всех всё время обманывать не получится. Поэтому к концу XX века на Западе покупательский спрос на фрейдистский высер значительно снизился. Сходная участь ждала и прочие подобные фантазии психолухов. Видимо, в эпоху расшифровки структуры ДНК и новых технологических возможностей для выяснения подлинных причин болезней унизительные для людей фрейдистские домыслы смотрелись уже не так внушительно!
А тем временем на территории, где когда-то располагалась великая страна под названием «СССР», наступила эпоха дерьмократии. С подачи идеолухов, вскормленных на деньги ЦРУ, на разных уровнях, от депутатов до обывателей, стало модно ругать «проклятый совок», говоря о том, как раньше всё было плохо (например, в советской стране практически не было – о ужас! – психотерапии!), и призывать брать пример с так называемого «цивилизованного мира».
Ну ладно, допустим, решили вы брать пример с проклятых буржуев. Так потрудились бы выбрать хотя бы лучшие примеры для подражания! Но нет, достаточно включить зомбоящик, чтобы наблюдать, как дерьмо со всего мира плывёт в гости к нам. Вместе с домом 2, «кто хочет выиграть миллион» и прочим иноземным срамом на телеэкранах появился артист по имени «доктор Куропатов», сулящий страждущим «всё решить» с ВСД.
На первый взгляд его появление на зомбовидении могло показаться странным. В конце концов, одно дело развлекательные программы, но здоровье это всё-таки для многих людей вопрос жизни и смерти, а тут на тебе демонстрируют такой грёбаный стыд! Но Джонни понимал, с чем это связано: «доктор» Куропатов выполнял определённый социальный, точнее даже, социально – экономический заказ.
Во-первых, его выступления по ТВ, а также книжонки, которые он кропал и продавал в немеряном количестве, очень хорошо вписывались в программу медвежьей партии, направленную на развал старой системы бесплатного, общедоступного здравоохранения. Нет, разумеется, если, скажем, у ребёнка из бедной семьи развивался аппендицит, то медики обычно были не против его прооперировать и полечить за счёт казны. Всё-таки, как-никак, будущий раб растёт, пригодится ещё! Не одним же гастарбайтерам работать в реальном секторе экономики, в конце концов! К тому же, многие солидные господа предпочитают широкоглазых и бледнолицых трудяг.
И совсем другое дело, если, скажем, тебе уже больше сорока и денег у тебя мало, ты один, у тебя родных и близких нет, а болезней у тебя куча, включая серьёзные, то отношение к тебе уже такое, что, а зачем тебе, мол, дальше мучиться? Некоторые даже формулировали такую позицию в явном виде, как это сделал, например, лидер медвежьих выкормышей Максим Свищенко, предложивший урезать финансирование тяжелобольных. А то, можно подумать, на них такие огромные средства расходовались, что на олимпиаду в Сочи не хватало! Не, ну разумеется, откуда этой сытой, молодой ещё сравнительно мразоте научиться понимать, что чувствуют безнадёжные больные! Только правильно кто-то сказал, что если благосостояние Свищенко сложить с теми деньгами, что спи***ил у народа министр обороны Сердючкин, то на эти средства всех нуждающихся каждый день могли бы посещать врачи и интересоваться у них, как они себя чувствуют!
Однако наиболее дальновидные представители властей всё же понимали, что такие заявления на публике не комильфо. И в этом смысле им нужны были такие слуги, как «доктор» Куропатов.
Терапевты, неврологи и прочие врачи районных поликлиник нередко сталкивались с ситуацией следующего плана. К ним приходит пациент, который плохо себя чувствует и у него куча различных странных симптомов. Ему назначаются обследования и диагностические процедуры, разумеется, в рамках тех весьма скромных технических возможностей, которыми располагает данное лечебное учреждение. Однако ничего не находят, либо, как случается ещё чаще, обнаруживают отклонения, которые непонятно с чем изначально связаны и тем более неизвестно как их лечить.
Казалось бы, по-хорошему человека надо в такой ситуации направить в специализированное учреждение, располагающее современным высокотехнологичным диагностическим оборудованием, включая всевозможные генетические тесты, дабы разобраться, отчего же человека так плющит и колбасит. Но вот незадача: государственная система в этом зверином обществе, где каждый сам за себя, не очень-то на самом деле печётся о здоровье человека, с которого нечего взять. «Да пусть сдохнет лучше, кому он нужен!»– такова реальная позиция истэблишмента.
Однако в то же время, заявить подобное страждущему прямым текстом получается вроде как политически не корректно, не рационально с точки зрения PR. И в этом плане очень кстати приходится «доктор» Куропатов, через свои книжонки и выступления с телеэкрана проводящий нужную идеологическую подготовку.
Как внушалось обывателям, оказывается, опытный врач видит сразу, даже без тестов и обследований, кто действительно серьёзно болен, а у кого всего лишь «невроз». Допустим. Но если всё же у человека будет тем временем прогрессировать патологический процесс, который разрушает организм и раньше срока сведёт в могилу?! Так это уже его, как говорится, сугубо личные проблемы! И даже если кто-то внезапно умрёт и на вскрытии найдут вопиющую патологию, которую врачи просмотрели, кого это будет волновать?
Может, у этого бедного пациента районной поликлиники и не было никого вовсе, ни родных, ни близких, ни друзей, как у того же Джонни, так кого же будет тогда волновать, от чего он там помер?! А если даже и имелись бы таковые, то какие у них варианты? Судиться с медучреждением, с Системой? Так слепая шлюха Фемида обычно с теми, у кого деньги и власть, а не правда. К тому же, при любом исходе разбирательства человека уже не воскресить, да и разумные выводы из случившегося в итоге вряд ли будут сделаны глобально на государственном уровне.
Касается ли эта проблема только бедных посетителей государственных поликлиник? Нет! Богатые тоже плачут. Их, разумеется, можно и нужно сначала обследовать по полной программе, ну там, сделать МРТ от головы до ног (а вдруг где-то рак найдётся?!), взять кровь на маркеры кучи болезней и т.д. Как говорится, любой каприз за Ваши деньги! И всё это, конечно, замечательно, на как быть потом, когда придут результаты?
Во-первых, опять-таки, у этих пациентов могут не найти ничего такого, что могло бы убедительно объяснить их отвратное самочувствие. А во-вторых, и это главное, когда в итоге какая-то болезнь найдётся, её же нужно лечить! А иначе, получается, придётся сказать пациенту: «Мы Вас обследовали, но как лечить, не знаем». Нет, солидные клиенты платной клиники такого не поймут! Будет ужасный скандал!
И здесь снова очень кстати приходятся идеи, пропагандируемые «доктором» Куропатовым. Пациенту говорят: «Мы поняли, какая у Вас болезнь. Она называется «невроз». Её лечит врач, который называется психотерапевт. У нас тут есть очень хороший доктор».
И получается в итоге двойная выгода. Ведь без психотерапии очень сложно может быть развести пациента на значительные средства после того, как ему поставлен диагноз. Ну, прописали, допустим, таблетки, сказали приходить наблюдаться раз в какое-то время. Но это всё не то! Даже если платный психиатр будет хрен знает с какой попытки антидепрессанты подбирать, вскоре возникнет обоснованный вопрос: ну сколько можно?!
Хирургические вмешательства приносят, конечно, больше средств, однако требуют больших вложений, набора квалифицированного и ответственного персонала, чреваты серьёзными судебными разборками в случае летальных и прочих неблагоприятных исходов операций и т.д.
Психотерапия же открывает изумительные перспективы подолгу доить деньги из пациента, не пачкая при этом руки кровью. К тому же, здесь оказывается очень полезным один из важнейших профессиональных навыков специалистов данного профиля – умение перекладывать на клиента ответственность за результат.
Не зря же в массовое сознание внедрялась даже соответствующая фразеология: «РАБОТАТЬ с психотерапевтом». Не можешь вылечиться? Значит, плохо постарался!
Психолухам и психотерапевтам оказывается несложно внушать клиентам, даже состоятельным а потому вроде как образованным, про исключительно психогенную природу ВСД, поскольку давно уже стала частью культуры легенда о «болезнях от нервов», которой медицина вот уже которое столетие пытается прикрыть ложный стыд своей неспособности раскрыть подлинные патологические механизмы нарушения функций организма.
Однако у Андрея Куропатова в этом особый талант. Он связывает возникновение ВСД с «невротическим конфликтом между сознанием и подсознанием». И как же с этим поспоришь? Разве ты можешь понять, что там таится в мрачных глубинах твоего подсознания? Нет, конечно же, в этом может разобраться только такой специалист, как «доктор» Куропатов.
Он пишет: «ВСД развивается у человека, чьи желания не совпадают с его возможностями». Или: «ВСД может развиться у человека, который вынужден изменять свою жизнь». Поистине, у него талант, как у авторов астрологических колонок газет, пишущих, например: «на следующей неделе Львам следует быть бдительными при совершении сделок. Девам нужно обратить внимание на своё здоровье...» Да разве кто-то против?! Тут и возразить нечего! Если у человека уже есть ВСД, которая, к тому же, понятное дело, его сильно ограничивает, то несовпадения его потребностей с реальностью, как и перемены в его жизни всегда можно найти, особенно когда сильно хочется развести наивного страдальца на бабло, да ещё и прославиться за его счёт! Поэтому, как говорится, выпьем же за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями, как это удаётся «доктору» Куропатову, успешно реализующему в своей деятельности стремление нажиться на больных людях!
Джонни не мог не быть впечатлён тем, как этот телевизионный артист описывал «самый миролюбивый и безобидный... диагноз остеохондроза, который, в сущности, есть лишь следствие хронического стресса». Интересно, как к таким заявлениям отнеслись бы люди, чьи родные и близкие умерли от инсультов и прочих осложнений данного неизлечимого дегенеративного заболевания?! Однако «доктора» Куропатова, видимо, это нисколько не смущает – ведь он же настроен «всё решить». В свою пользу и к собственной выгоде, разумеется!
Высший пилотаж в езде по ушам? Несомненно! Однако, как в очередной раз понял Джонни, наблюдая деятелей от ВСД в контакте, нет предела совершенству. Чего стоил, например, некто Алексей Красков, активно рекламировавший свои услуги на просторах данной социальной сети. Гордо бряцая своими дорогими украшениями, он рассказывал о когнитивно-поведенческой терапии, изобретённой примерно через полстолетия после Фрейда другим хитрым евреем. Разработчик нового направления, безусловно, обладал незаурядным талантом раздувания значимости своих достаточно банальных, пусть и несомненно полезных, идей до вселенских масштабов. Отталкиваясь от них, он сумел основать целую индустрию, приносящую прибыль не только его семье (его дочь также стала психотерапевтом), но и огромной орде психолухов.
Казалось бы, имело смысл выделить в его учении разумные, эмпирически обоснованные зёрна и опубликовать для самостоятельного использования широкой публикой на самих себе вместо тонн того ужасного высера, который обычно публикуется в психо – попсовой литературе из разряда «помоги себе сам», но нет, видимо, всё было задумано иначе. Увы, подобные материалы малоизвестны массовому читателю.
Алексей Красков также упоминал другого известного теоретика, который основал так называемую рационально-эмоциональную терапию и прославился тем, как ругался матом во время сессий.
В дальнейшем его изложении, однако, можно было заметить примечательное и показательное противоречие. Обе названные школы, как когнитивно – поведенческая, так и рационально – эмоциональная, ориентируются на то, чтобы научить клиента разумно вести себя в его текущей жизненной ситуации, здесь и теперь, без копания в его далёкое прошлое. Однако после упоминания о них Алексей надменным тоном сообщал: «Мои ученики без труда за пару сеансов избавят вас от панических атак, однако со временем симптомы будут возвращаться снова. А чтобы вылечиться совсем, необходимо разбираться с глубоко засевшим в вашей личности внутренним конфликтом».
Здесь опять-таки прослеживается ловкий маркетинговый ход, и даже на самом деле не один. Клиенту показывают, какой он не просто неправильно мыслящий и чувствующий человек, но и в целом внутренне конфликтная, дефективная личность. Соответственно, ему предлагается долго и усердно «прорабатывать» пропитавшую его насквозь неадекватность, пока, надо думать, у него деньги не закончатся, а Алексей не приобретёт на его средства себе кучу новых побрякушек.
Впрочем, как оказалось, даже Красков не был конечной точкой эволюции отечественных психотерапевтов, жаждущий нажиться на ВСД-шниках. Его обошёл бойкий юноша по имени Павел Педоренко. Этот, как скоро становилось понятно из его разглагольствований, уже даже не грузился изучением различных психотерапевтических школ, а попросту принялся продавать оптом (посредством своих тренингов/вебинаров и т.д.) и в розницу (через скайп – сессии) наборы банальных советов, примерно на уровне тех, которыми обменивались участники ВСД форумов. Свои услуги он преподносил в сообщениях рекламирующих его агентов чуть ли не как великое общественно полезное дело, с таким пафосом ещё, словно ему за это должны были не только бабла отвалить, но ещё и прижизненный памятник поставить.
Но на чём же тогда была построена его наглая уверенность в том, что его незатейливые и по сути своей сомнительные рекомендации будут покупать именно у него, а не просто, скажем, брать задаром у других участников тематического сообщества? Последней возможности он, кстати, как раз сильно боялся, поскольку не раз упоминал о ней в своих рекламных видеороликах. В них Павел неоднократно настойчиво предостерегал своих возможных клиентов от выбора такого пути. Мол, варясь среди себе подобных на форумах, они будут только бесполезно себя ещё больше накручивать, «заражаясь» чужими симптомами. Павел не поленился даже подкрепить такую свою позицию ссылкой на авторитеты, притянув к ней за уши теорию какого-то академика психически – околовсяческих наук, якобы подтверждавшую его точку зрения.
И естественно, ему также не на руку было, если в общении между собой больше людей могли узнать о реальных причинах своей болезни. Всячески стараясь предотвратить такой обмен информацией, Павел Педоренко приводил также следующий ломовой аргумент типа: «Как вы можете научить другого, как лечиться, если сами выбраться не можете? Потому что в противном случае вас бы здесь не было!»
Соответственно, как он утверждал, им необходима помощь того, кто сумел сам «победить» данный недуг. У Павла Педоренко имелась даже любимая легенда о том, как он избавился от ВСД. Павел рассказывал про кучу пройденных им медицинских обследований, которые обошлись ему, по его словам, то ли в 200, то ли в 250 тысяч рублей. Эта внушительная для многих сумма позволяла ему как бы оправдать себя... Нет, не перед своей совестью, которая у него если и имелась в принципе, то едва ли использовалась по назначению, а перед теми наивными юношами и девушками, которые почему-то считают, что он как «вылечившийся» их должен консультировать бесплатно.
Да, на самом деле у человека со стороны нет никакой возможности выяснить, какие там симптомы и иные сложности были у Павла на самом деле и имелись ли у него таковые вообще. Конечно, он может призвать себе в свидетели (см. также ниже) огромное количество людей, которые подтвердят справедливость его слов, но очевидно, они могут, и в данной ситуации вероятнее всего будут, лгать.
Скорее, постороннему наблюдателю имело бы больший смысл обратить внимание на другие моменты. Например, Павел рассказывает о том, как согласно всем пройденным им исследованиям аж на 200+ тысяч рублей он оказался здоров. Однако у многих людей, прибегающих к его услугам, имеются симптомы, недвусмысленно указывающие на реальную патологию. И если таковая у них не выявляется, это говорит только о том, что не очень хорошие врачи назначают им не те исследования и ставят неправильные диагнозы!
Кроме того, по идее, думающего человека должен был бы очень насторожить в качестве целителя молодой человек, имеющий весьма скудные и во многом неверные представления о том, как работает и выходит из строя человеческий организм. Однако, к сожалению, коль скоро речь идёт в данной ситуации о молодых жителях РФ, значительная часть их, даже окончив вузы, по вине другого, более высокопоставленного негодяя – министра Фурсенко ( см. также «Психолухи. Индустрия обмана» ) – оказалась лишена возможности получить полноценное образование. Как следствие, у них не имелось базовых знаний о функционировании организма человека, которые позволили бы критически оценить предлагаемые им услуги.
В результате, как это обычно принято делать в сформировавшемся на территории РФ обществе потребления, они были вынуждены обратиться к отзывам и оценкам деятельности Павла Педоренко, опубликованным в интернете. Но тот об этом как раз тщательно позаботился!
Нет, разумеется, Павел Педоренко отнюдь не был первооткрывателем такого подхода. До него тем же методом весьма успешно пользовались и другие гуру мошеннического бизнеса трахания мозгов. По этому пути пошёл, например, Юрий Баблан – основатель и владелец психосекты Системно-векторной психологии (см. «Психосекты. Ловцы раненых душ»). Тот вначале купил в своё распоряжение орду высокорейтинговых шлюхоблоггеров, которые быстренько засрали весь инет своими статейками, восхвалявшими его несусветное учение.
Дальше же вступили в игру факторы психики самих жертв. Поскольку человеку очень трудно признать, как ловко его на**али, ему нередко оказывается проще писать с пеной у рта о том, какую пользу ему якобы принесла авантюра, в которую его втянули, нежели признать себя лохом, которого попросту развели. И данным обстоятельством, естественно, очень любят пользоваться мошенники всех мастей.
В результате, подобно тому, как у Юрия Баблана помимо продажных блоггеров появилась целая армия тех, кто искренне восхвалял его секту, Павлу Педоренко также удалось найти себе множество фанатов. Этому могли дополнительно способствовать также следующие факторы:
– Кому-то из его клиентов могло стать легче просто за счёт известного феномена «регрессии к среднему». Дело в том, что люди обычно обращаются за «помощью», особенно за платными услугами сомнительного свойства типа тренингов Павла Педоренко, лишь когда ощущают себя уже в «полной жопе». Однако естественная история таких хронических синдромов как ВСД обычно характеризуется чередований ухудшений и улучшений состояния.
– Кроме того, им могла принести временное облегчение также параллельная медикаментозная и иная терапия, которую они получали в тот же период в «настоящих» лечебных учреждениях.
Те и другие положительные сдвиги клиенты Павла Педоренко могли ошибочно счесть благоприятным эффектом его тренингов. Тем более, в противном случае им пришлось бы признать хотя бы перед самими собой, как глупо они поступили, платя деньги за такой обман, а это обидно!
Тем не менее, даже несмотря на обилие искренних положительных отзывов пользователей его услуг, Павел Педоренко решил не полагаться на их ретивость в выражении своей признательности ему, а потому выпустил специальную книгу благодарностей, в которой клиенты словно состязались в написании хвалебных откликов. В ней можно было найти самые настоящие перлы, например, такой, написанный от имени женщины, представлявшейся как «Анна Репина, 62 года, Париж» (орфография сохранена, за исключением опечаток):
«Мне 62 года, оперирующий хирург по профессии, сейчас на пенсии, и когда появлялись минуты свободы от панических атак, насильно заставляла себя писать книги, чтобы окончательно не сойти с ума. Живу в Санкт-Петербурге и Париже.
Страдала паническими атаками, навязчивыми состояниями и круглосуточной тревогой. За эти годы я вела непрИрывную борьбу с ПА и тревогой. Прошла все круги ада. Это бесчисленное количество (в советский период) экстрОсенсов, целителей, различных духовных практик, бабки, знахари...
Потом появилась платная медицина, и тут началось: платные клиники неврозов, больницы, врачи, институты все искали у меня неизлИчимую болезнь. Иследования были на грани фантастики – всё, что было в медицине: бИсчисленное количество анализов, МРТ, КТ, радиоизотопное сканирование всего организма от кончиков пальцев до кончиков волос....
Я лежала в платных клиниках, где по супер новейшим технологиям обследовали и лечили моё здоровое сердце и нервы.
Психиатров, психологов я знала всех в Петербурге, а потом и в Париже. Ходила к ним по кругу, они применяли на мне все методы психиатрии (антидепрИссанты, транквилизаторы, гипноз, иголки, НЛП (sic! Павел Педоренко почему то отнёс данный метод других мошенников к психиатрии!), током по башке стучали, в высокое магнитное поле мою башку запихивали...) «кто во что горазд». ЭнцефОлограммы, сонограммы, доплеры, МРТ мозга... Я со слезами просила их, чтобы они положили меня в психиатрическое отделение, но почему-то туда я не могла пробиться, наверное, потому что там лечат бесплатно. Хотя у меня на фоне бесконечных непрекращающих ПА и тревоги по-настоящему были психозЫ с гОлюцинациями, сильным возбуждением, невыносимой тревогой и страхами... Это были самые тяжёлые периоды моей жизни, на грани безумия.
Все эти ШАРЛАТАНЫ ни облегчили моё состояние ни на день. Я сама кувыркалась, барахталась, как могла. Мне последние годы становилось всё хуже и хуже. У меня болели все мышцы, кости, как будто по мне проехал ночью танк, утром вставала на четвереньки и ползла к туалету. Диагноз: тяжёлый остеопороз. Я не могла дышать, каменная глыба лежала на груди. Обследовали сердце: стенокардия. Пульс из 150-170 ударов, начались перебои и пульс стал 35-38-41 ударов. Обследовали: экстрОсистолии 57тыс в неделю, (10тыс) в сутки.
Не могла дойти до туалета из-за аритмии. Таблетки не помогали, нужно было ставить кардиостимМулятор. Давление внезапно подскакивала 200-240 на 180 ( было давление и 300). И, наоборот 75-45 – это тоже вызывало страх). Обследовали: Стеноз почечной артерии на 75 %, гипертоническая болезнь 3 степени, кризовое течение (это «кранты» по-русски). Бессоница, головная боль, бесчисленное множество вегИтативных симптомов: онемение, двоение в глазах, шаткая походка, жар, пот, озноб..., которые меня очень пугали (из-за выраженной тревожности) и заводили дополнительно панику...
Состояние моё с января <по> май этого года резко стало ухудшаться, я лежала отвернувшись к стене (с круглосуточно включённым телевизором) и ловила атаки, со всеми ужасами страха, которые не прекращались, но не было сил подняться, бежать из-за аритмии и пульса 35-38 и низкого давления. Я поняла, что это конец... Выхода не было никакого. Большие дозы антидепрИсантов и фенОзИпама ещё сильнее ухудшали моё состояние, я понимала, что они ещё больше усугубляют мою аритмию и дают ещё большие проблемы с сердцем, давлением, но не могла от них отойти.
Полностью отчаИвшись, наткнулась на видео и книгу Педоренко П. Посмотрела его несколько видео в ютюбе и нашла рациональное зерно в его лекциях. Это вдАхновило меня на прочтение его книги. Прочла повторно, и ясно осознала, где мой страх. Я поняла, что спасена.
Записалась на тренинг по панике и через 7-10 дней тренинга, моё сознание перевернулось. На тренинге он говорил об искажениях и «глюках», о которых я даже не подозревала. Я всегда считала, что имея панику и тревогу, мой ум был всегда ясным. Это было моё потрясение. Я почуствовала свободу от панических атак. Это исцеление моё было мгновенное. Этот восторг счастья нисчем не сравним.
Я стала свободной всеми своими клетками, я чуствовала эту внутреннИю свободу. С этого момента, с этого часа я бросила все таблетки, не было никакого желания мерить давление и пульс (мерила каждые 2 мин и с двух тонометров). Поднялась и начала ходить в парке: сначала 300метров. Потом постепенно прибавляла... Сейчас хожу 15-18 км в день обычным шагом.
Но оставалась очень сильная круглосуточная тревога. Я продолжала выполнять все упражнения старательно и даже больше, не понимая, зачем я это делаю. Я по несколько раз пересматривала его видео, боялась пропустить важное, которое я, ввиду моего искажения и «глюков» не правильно воспринимала, перечитывала книгу и всегда, как-будто заново, так расширялось моё восприятие. Тревога меня мучила, донимала и была жестокой, наводила на меня ужас возврата панических атак. Она выносила меня из техник и упражнений, но я продолжала.
Через 2 недели тренинга, я просыпаюсь и чуствую свежую, ясную голову, лёгкость во всё теле, это произошло внезапно. Это для меня было такое потрясение. Я осознала всем своим существом, что у меня нет тревоги и уже никогда не будет. У меня новое мышление, в голове нет «глюка» тревожиться и паниковать.
Сейчас прошло 3,5 месяца, как я впервые познакомилась с Педоренко П, его методикой избавления от ПА, тревоги, фобий, неврозов....
Я полностью избавилась:
– От панических атак, тревоги.
– Сердечный ритм восстановился (нет необходимости в кардиостимМуляторе)
– Освободилась от тяжёлой плиты на груди - стенокардии, кома в горле
– Нормализовалось давление (уже 2,5 месяца)
– Нет навязчивых состояний и действий, которые наводили на меня ужас.
– Я за этот период похудела на 10кг (по 3,5 кг в месяц).
– Я не чувствую (наверное, не замечаю) никаких вегетативных симптомов, которые приводили меня в шок от страха.
– Я не принимаю ни одной таблетки антидепрИсанта и фенОзИпама в течении 3 месяцев, без которых я не могла существовать и несколько часов.
– Я с удовольствием остаюсь одна в квартире, раньше было мучительно тяжело.
– Я перемещаюсь сейчас свободно во всех душных, многолюдных местах, очередях...
– Нормализовался сон.
– У меня нет никаких болей в мышцах и костях. Нет остеопороза.
– Не включаю телевизор 3 месяца, жалко тратить время на это...
– Не дАстаю своих любимых дочерей, которым я попортила немало крови своей ПА.
Состояния полного покоя, счастья и наполненности.
Я сейчас абсолютно здоровый человек, у меня нет страхов, фобий, тревоги, гипертонии, аритмии, стенокардии, бессоницы, остепороза... Я только сейчас на себе ясно осознала, что 80% всех болезней психосоматические, а 20% - это возрастные, старческие (гипертония, аритмия, стенокардия...) и у молодых не должно быть, не ищите их у себя, вам же не за 70 лет. А так же генетические, наследственные болезни, которые диагностируются в самом раннем возрасте.
Моё исцеление на грани фантастики. Мне не удОлось с этим справиться в течении 35 лет, используя все методы борьбы с панической атакой и тревогой, которые существовали. Я бы, наверное, умерла, если бы не произошла встреча с Павлом. Поняв свои искажения и «глюки» в моей голове, произошло настоящее чудо.
Моё состояние стало улучшаться просто стремительно, я как-будто вновь возрАждалась. Я из умирающего и непередвигающего больного превратилась, за время тренинга, в совершенно здорового человека. То что произошло со мной, поверить в эту сказку невозможно. Это произойдёт с каждым, если понять, что все наши болезни – это искажённое восприятие реальности, «глюки» в голове. Павел убирает эти искажения с помощью фундаментальных знаний психологии человека и человек исцеляется. Я поверила в то, что человек совершенно здоров. Все болезни – это искажения и «глюки» в голове.
Достаточно лишь подкорректировать своё мышление, с помощью различных техник, и человек исцеляется. Если принять, что моя болезнь из-за искажённого мышления, то можно просто мгновенно исцелиться от любых психосоматических болезней. Но практически все мы умираем, так и не поняв, что происходит с нами.
35 лет моего добрАвольного самозаточения в «камеру смертника» из-за своего неправильного мышления и поведения. «Глюк» в моей голове лЕшил меня жизни, счастья, радости. Целая армия ШАРЛАТАНОВ, которые сопровождали меня всю мою жизнь, делали мне только хуже, доводили меня до полного отчаивания.
Методика Павла уникальна. Она освободит вас от этого кошмара...»
Когда Джонни ознакомился с этим отзывом, он был потрясён. Конечно, он не мог не подумать о тяжкой доле тех людей, которым довелось лечь под нож такого «оперирующего хирурга». И о том, какую взятку нужно было дать, чтобы сдать в советское время при поступлении в медицинский вуз экзамен по русскому языку и литературе при таком уровне грамотности. Не мог Джонни также не отметить для себя, как несправедливо обошлись с Анной психиатры, которые отказывались принять её на лечение – ведь, судя по всему, она просто должна была стать их пациентом!
Нет. Больше всего Джонни в этой истории поразило другое. Говорят, чтобы стать успешным мошенником, также нужен незаурядный талант. И у него не было сомнения: Павел Педоренко демонстрировал в этом направлении незаурядные способности. Чего стоило только юридически грамотное заявление на сайте об отказе от ответственности. Мол, Павел никому не может гарантировать таких результатов, какие были достигнуты его клиентами, оставившими отзывы. Джонни не мог не отметить для себя, как ловко это было придумано. Он даже задумался на минутку: а не писал ли в своё время Мавроди мелким шрифтом, продавая свои «ценные» бумаги, мол, МММ не гарантирует никому выплат процентов на уровне Лёни Голубкова?!
Нет, разумеется, по идее, мыслящий человек мог бы задуматься о следующем: Павел Педоренко, выпуская книгу благодарностей, должен был, как минимум, найти время и потрудиться ознакомиться с отзывами, которые про него писали. Так как в противном случае ему пришлось бы взять на себя заслуги по излечению «Анны Репиной» не только от «панических атак и тревоги», но и стенокардии, стеноза почечной артерии и остеопороза. Кардиологи, урологи и ортопеды, завидуйте! Однако, надо думать, значительную часть клиентов Павла Педоренко составляли девицы с реальным уровнем образованности наподобие тех, что писали ему хвалебные отзывы, а потому вряд ли могли критически оценить небылицы из чужих откликов!
В целом же, наблюдая общую тенденцию эволюции целителей, суливших своим клиентам избавление от ВСД, Джонни не мог не заметить важную тенденцию: Несмотря на неуклонно снижавшийся уровень знаний о функционировании человеческого организма в здоровье и болезни, их талант как торговцев, умеющих ловко впаривать наивным клиентам свои услуги, непрерывно возрастал.
Сказанное, впрочем, никоим образом не означает, что все желающие нажиться на тревожных людях непременно неучи в плане формального образования. (Контр-)примером тому может служить одна женщина, чьё выступление Джонни как-то довелось посмотреть на youtube. Это была некто Наталья Митькина, заведовавшая в Питере каким-то институтом, готовившим психолухов.
Свой доклад, адресованный её коллегам, она начала очень смелым заявлением. Оказывается, по данным Всемирной организации здравоохранения, на 1 жителя России приходится 1,5 психических расстройства.
На этом месте Джонни сразу же не мог не отметить для себя, как Наталья Митькина с её до совершенства отработанным навыком винить пациента в его болезни ловко переложила ответственность на иноземное ведомство. Но если задуматься: а откуда, собственно, ВОЗ берёт такие сведения, если не с ярлыков, наклеиваемых людям этой дамой и её коллегами?!
Наталья, впрочем, поспешила с усмешкой успокоить своих слушателей: это не означает, что на каждого из НАС (очевидно, имея в виду собравшихся в зале послушать её)... После чего привела примеры наиболее «популярных» психопатологий, некоторые из которых показались Джонни, мягко говоря, несколько странными. Например, к «аддикциям» Наталья Митькина отнесла не только алкоголизм и курение, но и «работоголизм».
Джонни сразу понял, как это работает, т.е. зачем и почему она так делает. Когда люди обращаются к ней и ей подобным за консультацией, психолухам выгодно патологизировать их по максимуму, дабы клиенты почувствовали себя как можно более неадекватными. Джонни также не мог не отметить лукавую игру слов. Казалось бы, человек идёт на консультацию к психолуху, чтобы ему подсказали пути решения конкретной жизненной задачи, а его там обзывают ПАЦИЕНТОМ и даже чуть ли не БОЛЬНЫМ! Во всяком случае, Наталья Митькина, упоминая своих клиентов, обращавшихся к ней за консультацией по поводу решения тех или иных практических вопросов, называла их ДИАГНОЗЫ, причём такие, каких, по-хорошему, уже давно быть не должно: НЕВРАСТЕНИЯ, ИСТЕРИЯ и т.д.!
Свой доклад, посвящённый «неврозам и депрессиям» она открыла характеризацией этих расстройств как проявлений «дезорганизации мышления, эмоций и поведения, не дающей человеку комфорта». Конечно, подобное можно было сказать также и про множество других психопатологий, включая шизофрению, однако больше всего впечатляло даже не это. По словам Натальи Митькиной, оказывается, пациенты не могут расстаться со своими диагнозами, так как им это «выгодно».
Джонни вначале подумал, что сказанное может не иметь отношения к проблематике «ВСД», когда у человека множество физических симптомов. Однако, по словам Натальи, «негативный заряд оседает на телесном и сексуальном уровне». Более того, она рассказала, как мужчину, которого она характеризовала как «неврастеника», его «психосоматика» довела аж до инфаркта!
И в то же время продолжала настаивать: «Невроз – психогенное, связанное с выбором человека функциональное расстройство, не имеющее под собой органической основы... Неврозы и депрессии возникают, когда человек не может сделать выбор в пользу здоровья. Человек вправе сделать выбор в пользу здоровья, но вместо этого удовлетворяет свою невротическую потребность с помощью невроза».
Получается, тот бедный мужик-неврастеник сам ВЫБРАЛ свой инфаркт?! Пикантно! Не иначе, у него негативный заряд невротической потребности встал поперёк коронарной артерии,– цинично думал Джонни, слушая эти разглагольствования.
А тем временем Наталья Митькина продолжала: «Неврозы не исчезнут никогда, так как человек изначально конфликтен». Потом она принялась характеризовать неврозы как «личностные расстройства».
Джонни сразу же догадался, как последние два утверждения помогают Наталье в её бизнесе. Первое даёт ей возможность заверить студентов, которым она продаёт образовательные услуги своего учебного заведения: «Полученная вами специальность заведомо не потеряет актуальность до конца ваших дней». Второе помогает окучивать клиентов. Всё-таки одно дело, когда человек считает себя испытывающим временные трудности в решении конкретной задачи и совсем другое – объявить его насквозь дефективной личностью. Очевидно, со второй категорией психолухам куда приятней иметь дело, поскольку её представители чувствуют себя более уязвимыми и неполноценными, а потому меньше настроены спорить, высказывать своё мнение и протестовать против предлагаемого «лечения». И в то же время они куда приятней в общении, нежели субъекты с реальными личностными патологиями, скажем, «пограничники».
Впрочем, в таком уничижительном подходе к своим клиентам психолухи были отнюдь не оригинальны. До них на протяжении двух тысяч лет подобную тактику весьма успешно (с точки зрения решения своекорыстных задач её лидерами, разумеется) реализовывала христианская церковь, объявлявшая людей изначально гнилыми внутри, используя концепцию первородного греха.
И, сколь бы странным ни показалось такое совпадение, стоило Джонни задуматься об этом, как Наталья, словно вспомнив религиозные корни своей профессии, принялась говорить о конфликте божественного и дьявольского в человеке.
Однако вскоре позволила себе сравнение, наверное, неуместное для верующего: «Я как Владимир Ильич Ленин». Но тут же добавила, словно опомнившись: «Извините за такое сравнение», тем разозлила Джонни, который подумал при этом: «Лучше сходи в Мавзолей, извинись перед дедушкой, тварь!»
Потом Наталья Митькина продолжила распинаться о том, как она старается диагностировать внутренний конфликт, якобы лежащий в основе невроза; про две личности, живущие в одном человеке, которые не в ладах друг с другом. Рассуждала про отказ от свободного волеизъявления и выбора жизненного маршрута.
Наталья рассказала также про ярлыки, которые она наклеивала на людей, приходивших к ней целыми семьями, например: «У мужа неврастения, у жены истерия, у тёщи невроз навязчивых состояний, а ещё у них между собой отношения созависимости».
Затем стала говорить о мужчинах, воспитывавшихся матерями, у которых, по её словам, с детства остался страх одиночества, покинутости и брошенности, вынуждающий их в дальнейшем цепляться за женщин, открыто глумящихся над ними. Одного, мол, даже жена бросила, обозвав тряпкой, так как он «слишком положительный».
Конечно, к тому моменту Джонни было уже тошно это слушать, однако он всё же решил потерпеть до конца доклада, так как считал материал доклада важным для себя с точки зрения анализа психолухов как вредоносного явления в обществе.
А Наталья Митькина тем временем пыталась развлекать своих коллег историями примерно такого плана: «Приходит невротик на распутье, и видит надпись на камне придорожном:
– Направо пойдешь – по морде получишь;
– Налево пойдешь – по морде получишь;
– Прямо пойдешь – по морде получишь;
– Назад вернёшься – по морде получишь.
Поэтому невротик ложится около камня и ждёт, пока прямо там по морде получит».
Дальнейшие рассуждения Натальи Митькиной также были достаточно показательными. Она говорила про «вторичную выгоду», когда «выбравший роль больного» окружается вниманием и заботой, а его «невротическое поведение принимается окружающими как адекватное». Потом перешла к «третичной выгоде», про которую, как сообразил Джонни, вроде не было даже у Фрейда. Она, по словам Натальи Митькиной, заключалась в «ренте от невроза».
Такая формулировка разозлила Джонни. Он гневно подумал: «вот бы тебя, суку, так накрыло, чтобы ты из дома выйти не могла! Я бы тогда посмотрел, как ты будешь дивиденды в такой ситуации извлекать!» Однако немного успокоившись и попробовав представить себе поведение сытой самодовольной тётки, глядевшей на него с экрана, он внезапно подумал иначе: «ЭТА найдёт для себя выгоду где угодно!»
Потом Наталья Митькина добралась до страдающих депрессией. Их она характеризовала чуть ли не как манипуляторов, не желающих по жизни ничего делать и ищущих себе оправдания в своей болезни. Депрессию, оказывается, люди себе ВЫБИРАЮТ по следующим причинам:
– Стремление удержать гнев под контролем;
– Способ скрыто просить окружающих о помощи;
– Попытка оправдать у себя нежелание делать что-либо эффективно;
– Удовлетворение потребности во власти и контроле окружающих.
Примечательно также, насколько презрительно Наталья Митькина отзывалась о своих согражданах, имеющих низкий достаток. Например, про одного мужчину она сказала насмешливо: «Он достиг финансовой стабильности: денег нет, и не будет!»
Наталья также уничижительным тоном отмечала, как в России любят жалеть слабых, жертв, нищих и в то же время не любят успешных и состоявшихся. Видимо, для неё неспособность доброго, честного и порядочного человека грести тонны бабла, наживаясь на других, например, как она и её коллеги, трахая людям мозг за их деньги,– уже серьёзная психопатология.
Слушая рассуждения этой сытой и самодовольной тётки, несомненно, считавшей себя большой учёной, Джонни невольно недоумевал: а где же здесь начинается наука? Каким образом в её воззрениях отражаются современные представления о психических расстройствах как заболеваниях головного мозга?
За весь полуторачасовой доклад, пожалуй, единственное упоминание анатомии и физиологии нервной деятельности было сделано Натальей Митькиной, когда она рассказывала понравившийся ей пример, который приводил когда-то очень почитаемый ею известный психотерапевт, профессор Кровососский:
«Когда вы сгибаете или разгибаете руку, у вас одна мышца должна напрячься, а другая расслабиться. Вы должны взять себе одну функцию, и она будет преобладающей, а другую отдать. Невротик же не может отказаться от своей доминанты (понятие, введённое, вероятно, применительно к чему-то другому дореволюционным учёным Ухтырским), вот этой невротической установки. Он не может ничего отдать. Вот как Фрейд писал о том, что такое запор при анальной фиксации, когда человек не может отдать даже каловые массы и в себе их держит. Невротик не может повернуть ни туда, ни сюда, есть только тремор в промежуточном положении. И он не может ничего сделать, пока мы не диагностируем, пока мы не выведем его на этот перекрёсток, пока мы не покажем, в чём рентная выгода от этого невроза и сколько симптома ему надо оставить!»
Джонни понял, к чему Наталья Митькина приводила образное сравнение, из следующих её слов: «Подобно тому, как великий стоматолог не может сам себе удалить зуб, так и даже самый великий психотерапевт с большим трудом может сам избавить себя от невроза...» Этот неуместное и давно изжёванное до блевотины психолухами некорректное сравнение, очевидно, было приведено к тому, чтобы «невротики» даже не пытались заниматься «самолечением».
Тем временем Наталья продолжала: «...Поэтому невроз это длительное, годами, десятилетиями текущее заболевание, с которыми пациенты приходят уже тогда, когда появляется психосоматика...» Но Джонни закрыл окно и больше не стал смотреть. Ему стало слишком противно слушать это дальше. Тем более, к тому времени он уже сделал для себя главные выводы из увиденного о том, как работает индустрия обмана.
Рано или поздно у человека, как бы он ни беспокоился о своём здоровье, отказывает какой-нибудь орган. Особенно если пациента и так длительное время преследовало неважное самочувствие – ведь для того на самом деле имелись реальные причины, выявили их врачи своевременно, или нет. Однако прогресс медицины в лечении таких хронических заболеваний, когда та или иная система организма начинает неумолимо деградировать, обычно, увы, оставляет желать лучшего. Поэтому врачи нередко вынуждены избегать неловких ситуаций, вызванных их неспособностью помочь больному по существу, особенно неудобных в плане перспектив дальнейшей продажи услуг платной медицины, вешая ответственность за развитие серьёзной патологии на самого пациента. Последнее особенно удобно делать, если страдалец демонстрирует явные признаки индивидуальной особенности нервной системы, именуемой «неврозом». Тогда врачу ничего не стоит заявить больному: «это у Вас психосоматическое, «от нервов» и так далее».
Но если разобраться, по какой причине нет прогресса? А потому, что для того, чтобы разобраться в происходящем, необходимо тщательно изучать конкретных пациентов, пытаться понять реальный физический механизм возникновения у них тех или иных симптомов! Но кому это нужно в обществе разнузданного потребления? Как продать больному его роль подопытной «морской свинки» в исследованиях, результаты которых, даже если они будут успешно получены, вряд ли успеют помочь лично ему?!
Поэтому организациям, торгующим медицинскими услугами, куда удобнее оказывается обвинить пациента в его болезни и отправить на «лечение» к психолухам типа упомянутой Натальи Митькиной. А те уже даже не пытаются опускаться до попыток выяснения реальных патофизиологических механизмов, а вместо этого продают оптом (на тренингах) и в розницу (индивидуальные консультации) тонны словесных каловых масс, вымазывающих в моральном унижении, непонимании и осуждении со стороны окружающих тех, кому и без того очень плохо! И средства пациентов, которые могли бы пойти на развитие реальной медицины, той, которая спасает человеческие жизни, вместо этого тонут в отстойниках словоблудия.
Открой для себя мир необычных людей: http://freak.sytes.net/
Johnny
Участник
Участник
 
Сообщения: 35
Зарегистрирован: Вс авг 12, 2012 11:47 pm
Откуда: Москва

Вернуться в Наша проза

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Majestic-12 [Bot], Yahoo [Bot], Yandex [Bot]

cron