Глава 3. Сладкая парочка

Творчество участников форума

Модераторы: The Warrior, mmai, Volkonskaya

Глава 3. Сладкая парочка

Сообщение Johnny » Пн янв 11, 2016 2:30 am

Джонни также с циничной усмешкой отметил для себя, как неровно, должно быть, Сергей дышал к Наталье, раз продал ей ноутбук всего за четыре тысячи после того, как он, по его же собственным словам, впарил кому-то в несколько раз тот более хилый моноблок с битым «Атомом» за десять тысяч!
Как Джонни и предполагал, предложение поискать дешевле мгновенно сделало Наталью более сговорчивой, а потому через два дня, как и договаривались, она заплатила ему две тысячи рублей и забрала свой ноутбук. Но неожиданно, прежде чем выйти из квартиры, она сказала: «давайте, я передам Сергею его документ». Джонни мгновенно сообразил: что бы ни связывало Наталью с Сергеем, эта связь была куда более интимной, нежели просто «соседи»! А на её предложение передать Сергею военный билет ответил ехидным тоном: «Видите ли, этот документ лежит здесь не просто так, а поскольку Сергей должен мне пять тысяч рублей».
Наталья, однако, ответила тоном, в котором отчётливо чувствовалось презрение к собеседнику: «Он никогда Вам их не отдаст! А у Вас могут быть неприятности! Вы не имеете право удерживать его документ! Сергей может заявить в милицию, и у Вас тогда будут проблемы!»
Джонни подумал цинично: «Это угроза? Да-да, пусть Серёжа заявит на меня в ментовку! Я уплачу штраф в размере 100 (ста) рублей по решению компетентных органов!» Заметив презрительную усмешку Джонни, Наталья дополнительно сгустила краски своей угрозы: «Вы просто не знаете, какой он опасный человек. Психопат». Джонни заметно оживился, услышав последнее слово. Ранее третьи лица в разговорах с ним о наблюдавшихся им психопатических субъектах никогда не употребляли этот термин.
Тем временем Наталья пыталась привести пример поведения Сергея, иллюстрирующий его «психопатию», по крайней мере, в её понимании этого слова: «Я его прошу, например, мне что-нибудь объяснить, а он начинает орать: «Да ты ничего не понимаешь!» И так далее, даже ещё хуже! А кто я ему, чтобы со мной так разговаривать? Я же всего лишь его соседка!» Разумеется, к тому времени Джонни уже прекрасно понимал: Наталья была Сергею не просто соседкой. Если, конечно, не понимать это в смысле «соседка по койке» или нечто подобное. Собственно, Джонни было наплевать, какие там между ними отношения – ему только было неприятно, как каждый представитель этой парочки пытался его обмануть.
Видя по его реакции неэффективность запугивания, Наталья решила сменить тактику. Она сказала: «Но знаете, несмотря на это, мне жалко Сергея чисто по-человечески. Он мне много рассказывал о своей семье. О том, как у него недавно умерла мама, и как ему пришлось ухаживать за своей престарелой бабушкой». Джонни подумал про себя: «Мне, конечно, очень жаль, но если даже предположить, что для Сергея случившееся действительно было душевным потрясением (а, как Джонни прекрасно понимал, применительно к психопату такое допущение было бы неуместным, зная их психологию), то каким образом это может освобождать его от взятых на себя финансовых обязательств?! Если бы сам Джонни, допустим, на следующий день после смерти своей мамы пошёл в магазин и попросил продать ему продукты с обещанием непременно заплатить когда-нибудь, то его бы там в лучшем случае послали на х**, а в худшем, гляди, и в обезьянник приняли. И объективно, наверное, пища была тогда важнее для Джонни, нежели для Сергея ремонт моноблока! Так какого же хрена этот психопат уверен, что раз добрый человек, готовый пойти навстречу, значит, лох, которому можно деньги не возвращать?! Тем более, в своём автобизнесе Сергей каждый день крутил денежными суммами на пару нулей справа больше, так что при наличии у него минимальной совести без труда нашёл бы средства расплатиться!»
А пока Джонни размышлял над этим, речь Натальи, обращённая к нему, обернулась самой настоящей проповедью. Она сказала: «Знаете, я регулярно хожу в церковь... Я вот что Вам скажу: пожалуйста, будьте великодушны. Простите этому человеку, и Бог Вам воздаст гораздо больше! Бог наградит Вас здоровьем!..»
С одной стороны, такой поворот разговора уже начинал злить Джонни не на шутку. «С какого хрена эта коммерческая медработница уверена, что у меня проблемы со здоровьем? Доктор, это так заметно, да?!» С другой, Джонни хотелось презрительно рассмеяться своей собеседнице в лицо и сказать: «Ну раз ты такая верующая, может, спросишь у своего бога...» Но тут же сообразил: т.к. она ходит в церковь, то ей даже не позволено с её богом напрямую общаться, а только через посредника – сотрудника корпорации РПЦ. «Ну, если уж такие дела, то хоть попа тогда своего спроси, что ли, зачем ваш бог делает некоторых людей психопатами? Какой в этом может быть высший замысел или промысел, чтобы они другим жизнь гадили?!.. Или, когда деньги, собранные со своих пациентов, в храм понесёшь, кинь там записочку в небесный военкомат, чтобы с твоего хахаля сняли *реальную* статью 7б!»
Заметив циничную ухмылку на лице Джонни при этих его мыслях, Наталья, видимо, окончательно убедилась в бесперспективности своих проповедей, а потому, прозрачно намекнув Джонни, что он ещё пожалеет о своей несговорчивости по вопросу возвращения документа Сергея, ушла.
События, которые можно было при желании интерпретировать как расплату, разыгрались не далее как на следующий день. Когда Сергей позвонил, Джонни моментально по его голосу понял, что сейчас будет, как говорят на Западе, shit storm, т.е. буквально, говнобуря. Сергей начал очень агрессивным тоном: «Скажи мне, Джонни, какого х**, я отправляю к тебе свою соседку, чтобы ты ей починил ноутбук, а она им теперь пользоваться не может?!»
А когда Джонни удивлённо и даже немного испуганно поинтересовался, что не так, Сергей враждебно сказал: «Ты на каком языке ей Windows поставил?!» Теперь до Джонни дошло. У него была дурная привычка ставить винду с американского дистрибутива, а русификация выполнялась впоследствии как обновление. В принципе, практически ни с кем из клиентов из-за этого проблем не было, т.к. если не считать логотипа, появляющегося на экране при загрузке (надпись «Windows 7 Ultimate Edition» вместо «Максимальная версия»), внутри системы язык был правильным. Исключение, пожалуй, составлял англоязычный Internet Explorer, которым всё равно обычно уже не пользовались, ставя другие браузеры: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera. Поэтому единственный эксцесс, связанный с недовольством заказчика, был у Джонни в своё время только с Сергеем, которому непременно нужно было поставить пароль на вход в Windows на русском языке. И надо же, теперь Джонни угораздило повторить этот косяк с protégée Сергея!
Но поскольку именно в разговоре с этим психопатом Джонни не хотел брать на себя вину, дабы его не начали совсем мешать с дерьмом, как они нередко это делают, Джонни поинтересовался, стараясь говорить как можно более спокойным тоном: «И какие конкретные неудобства это ей создаёт, если после загрузки системы внутри всё по-русски?» В ответ же на него обрушилась лава угрожающего словесного поноса: «Ты в какой стране живёшь? Я у тебя спрашиваю, ты в какой стране живёшь, придурок? Ты, сука, пользуешься тем, что я сейчас далеко, в Сибири, а то бы я приехал и снёс тебе башню!»
Подобный тон, конечно же, не мог не разозлить Джонни, с которым так разговаривали последний раз, наверное, когда он ещё учился в школе. Поэтому, не дожидаясь пока поток словесных испражнений Сергея иссякнет, Джонни сказал: «Послушай, я не собираюсь выслушивать твои оскорбления. Они мне не интересны и не страшны. Если ты будешь продолжать в таком тоне, наш разговор сейчас прекратится, и всё. Поэтому, если у тебя есть какие-то конкретные предложения, ты можешь их озвучить...»
Какое-то время они говорили одновременно, а потому Джонни не слышал, какие ещё наезды звучали в его адрес. Когда он закончил свою собственную тираду, Сергей высказывал ему: «Я привёл тебе клиента, чтобы ты заработал себе денег, а ты меня подставил. Ты меня кинул, сука!» На этом месте Джонни опять перебил его, чтобы напомнить, кто кого на самом деле кинул, не заплатив за работу. Но Сергея этим было не смутить. Он сказал: «Так я же оставил тебе свой документ в залог!» Однако когда Джонни на это ответил: «Но мне нужны реальные наличные деньги, а от твоих документов мне ни тепло, ни холодно», содержательные аргументы Сергея, по сути, иссякли. Поэтому он сказал только: «В общем, она тебе сейчас позвонит, ты исправь свои косяки, чтобы она мне больше этим мозг не е***а!» Джонни собирался сказать Сергею, чтобы тот не разговаривал с ним таким тоном, каким обычно с провинившимися детьми общаются, но тот уже сбросил.
Джонни невольно подумал: «Только психопат может, наверное, звоня со стационарного телефона в коде 495, заявлять: «Я сейчас в Сибири»!» Но, в то же время, не в этом ли причина того, почему люди им так верят? Ведь обычный, нормальный человек, пока постоянно взвешивает «а поверят ли мне?», «а какой вред нанесёт моя ложь собеседнику?» и т.д., невольно тупит и тормозит. Возникающие в результате едва заметные речевые паузы настораживают слушателя, вызывая недоверие. В информационную эпоху, в стране, где за последние годы заметно снизился уровень базового образования, когда на человека обрушивается масса различных сведений, многие пытаются базировать свои суждения о достоверности сообщаемого на уверенности говорящего. Увы, применительно к восприятию психопатов другими людьми такая позиция оказывается явно неразумной и приносит вред, а то и серьёзную опасность тем, кто её занимает.
Впрочем, Джонни не дали долго поразмышлять над этими вопросами. Вскоре позвонила Наталья и принялась ему выказывать своё недовольство. Она, мол, заплатила аж целых две тысячи за ремонт ноутбука, которым теперь не может нормально пользоваться. И вообще, у неё сегодня день рождения, а тут, понимаешь, расстройство сплошное! «Как трогательно! Happy Birthday to You!»– подумал цинично Джонни. А вслух поинтересовался, какие могут быть препятствия к работе на ноутбуке, если внутри все надписи по-русски? Но на это Наталья сказала, что установила русский пароль, и теперь не может зайти в Windows.
Несомненно, она предполагала поставить этим Джонни в тупик. Он заметил, как она растерялась, когда он предложил ей ввести пароль без русской раскладки клавиатуры, следуя его инструкции. Но она, как оказалось, тоже была баба не промах, и заявила: пароль не подходит. После чего решила развить успех психической атаки, высказывая Джонни артистично раздражённым голосом, как она, понимаете ли, в свой день рождения сначала не может ноутбуком пользоваться, а теперь ещё вынуждена тратить время с ним на какие-то бессмысленные манипуляции с клавиатурой, в результате которых она всё равно не может попасть в систему. Но Джонни прекрасно понимал: проблема тут отнюдь не в неправильности даваемых им ей инструкций, а в манипуляциях с его психикой, которые её кавалер и она пытаются провернуть. Как сделать так, чтобы она не могла сослаться на якобы неподходящий пароль? Ведь он – то не мог проверить, какие клавиши она нажимает!
Тогда Джонни сообразил. Он сказал Наталье: Перезвони мне через полчаса, я сейчас специально на двух компьютерах чужих проверю работоспособность своих инструкций. Джонни не поленился и действительно убедился, пару раз сначала устанавливая, а затем снимая пароль на той же самой версии Windows, как у Натальи. Теперь он был абсолютно уверен в своей правоте и собирался доказать это ей. Однако ни через оговоренные тридцать минут, ни через час, ни через два Наталья не позвонила. Джонни набрал ей сам. Не берёт. Потом через какое-то время ещё раз. Затем опять повторил. Результат тот же.
В обиженку решила поиграть, или правда в свой день рождения более интересные занятия нашла?– недоумевал Джонни. Наталья позвонила через два часа, как раз когда Джонни заходил в свой подъезд, возвращаясь из магазина. Он не стал говорить на лестнице, пока он поднимался в свою квартиру, чтобы Наталья не могла списать неправильный ввод пароля на плохую слышимость, а потому пообещал перезвонить через несколько минут. Джонни уже не жалел денег на телефонный разговор, лишь бы эта парочка отвалила от него со своим спектаклем!
По тому, как ловко и проворно теперь Наталья ловко как бы следовала его указаниям:
держишь <Alt>, набираешь на цифровой клавиатуре 229, отпускаешь <Alt>;
держишь <Alt>, набираешь 224, отпускаешь <Alt>; держишь <Alt>, набираешь 165, отпускаешь <Alt>; держишь <Alt>, набираешь 173, отпускаешь <Alt>; держишь <Alt>, набираешь 162, отпускаешь <Alt>; держишь <Alt>, набираешь 160, отпускаешь <Alt>; держишь <Alt>, набираешь 172, отпускаешь <Alt>, Джонни моментально понял: никакой проблемы с паролем у неё не было изначально! Всё это было разыграно от начала до конца данной парочкой, чтобы то ли заставить его переставить на ихнем ноутбуке Windows на изначально русский, то ли ещё с какой – то неведомой целью. И ему было совершенно очевидно: на этом всё не закончится, и они не успокоятся, пока не добьются своего! А пока он задумался на секунду, не поздравить ли Наталью с днём рождения, потом решил этого не делать, и лишь галантно принеся извинения за доставленные неудобства с паролем, закончил разговор.
Как и следовало ожидать, через пару дней позвонил Сергей. По его словам, ноутбук время от времени спонтанно перезагружался, вис и показывал синие экраны смерти. Однако, несмотря на это, Сергей в разговоре с Джонни сменил гнев на милость. Посетовав на то, что Джонни часто «не может нормально сделать работу с первого раза», Сергей в то же время отметил, как Джонни в прошлом году отремонтировал его моноблок (тот самый, где Владимир перепаивал системную плату и за который Сергей в итоге так и не расплатился) на «одиннадцать баллов из десяти». Ведь можешь же, мол, если захочешь и нормально подойдёшь к своей работе!
Сергей также решил поиграть с Джонни в мужскую солидарность, неоднократно как бы подчёркивая: сделай в этот раз всё нормально, а то мне проклятая баба весь мозг сожрёт! Мол, раз такие дела, Наталья в дальнейшем не будет больше к тебе обращаться, но сейчас разберись с возникшей ситуацией так, чтобы она меня этим не беспокоила!
С одной стороны, Джонни хотелось даже поблагодарить Сергея за вежливость в сравнении с его более традиционной манерой общения. Но с другой, Джонни теперь не оставляла тревожная мысль: а не накрылся ли жёсткий диск, который я им туда поставил?
Конечно, если бы речь шла о приличных пользователях, у Джонни не было бы особых оснований беспокоиться за диск, даже снятый со старого неисправного ноута, так как перед установкой им было выполнено многократное тестирование поверхности. Ему сразу вспомнилось, как в памятный день встречи с Леночкой в сентябре 2012 года Сергей привозил ему на обслуживание ноутбук, в котором были сломаны одновременно жёсткий диск и привод. Конечно, нет ничего удивительного, если в ноутбуке выходит из строя ЖД, особенно если с данным портативным компьютером не очень аккуратно обращаются. Равно как и нет ничего экстраординарного, если в ноутбуке отказывает оптический привод. А когда оказывается вышедшим из строя то и другое, это уже может наводить на некие мысли о владельце устройства, судя по тому, как он обращается со своей техникой.
Но, так или иначе, теперь Джонни деваться было некуда, коль скоро его угораздило втянуться в эту историю с психопатом и его подругой. А потому, на следующий день к нему опять приехала Наталья со злосчастным ноутбуком, рассказывая о том, как он виснет, перезагружается и кажет какие-то синие экраны с белыми надписями, которые она даже прочитать не может, т.к. они не по-русски. А то бы тебе сильно помогло, если бы BSOD, которые практически тут же исчезают, были на русском,– цинично подумал Джонни. Тем более, он был уверен: в данной ситуации синие экраны имели место, скорее всего, только в рассказах парочки, жаждущей добиться от него того, чего они хотели, а именно переустановки операционной системы.
Перед тем, как уйти, Наталья зачем-то сказала, что сейчас поедет на вокзал. – Да хоть в космос! Мне-то какое дело до этого?– недоумённо подумал Джонни.
К счастью, проверка поверхности жёсткого диска подтвердила его исправность. Таким образом, гипотеза Джонни о том, чего хотели эти двое на самом деле, подтвердилась. Поэтому он просто тупо взял и переставил Windows с русскоязычного дистрибутива. К тому же, у него с прошлой установки уже были заготовлены все нужные драйвера. Как и следовало ожидать, ни в процессе инсталляции самой операционной системы, ни при многочасовой установке многочисленных обновлений, никаких зависаний, самопроизвольных перезагрузок или синих экранов не было.
Когда на следующий день, как и договаривались, позвонила Наталья, Джонни понял, зачем, привозя ноутбук, она говорила про вокзал. Теперь она, по её словам (Джонни не очень внимательно слушал, да и это не интересовало его особо), была то ли на исторической родине своей, то ли ещё где-то далеко, а потому, по её словам, ноутбук заберёт другой человек, которого она попросила.
В результате, как Джонни и предполагал, поздно тем же вечером у него на пороге стоял улыбающийся Сергей, который забрал ноутбук, и сказал несколько извиняющихся слов о том, какие у него проблемы в семье. Затем Сергей поинтересовался, сохранился ли его документ, оставленный в залог (а то Наталья ему не сообщила об этом,– подумал цинично Джонни), а потом пообещал непременно приехать на следующей неделе и расплатиться. Ага, а прямо сейчас, при наличии такого стремления, расплатиться никак нельзя!– усмехнулся Джонни про себя, но вслух ничего не сказал. – Непременно нужно пообещать приехать в другой раз, как будто люди тебе поверят!– не мог успокоиться Джонни в своём внутреннем возмущении тем, насколько Сергей переоценивал масштабы его наивности.
Также была показательна история Сергея о том, как он продал этот ноутбук Наталье полтора года назад. «А она говорила, четыре месяца. Хотя бы удосужились своё враньё между собой согласовать!»– цинично ухмыльнулся Джонни про себя.
Как и было уже для Джонни совершенно очевидно, Сергей не позвонил, не приехал и не привёз обещанные деньги ни на той неделе, когда обещал, ни на следующей за ней. Таким образом, казалось, можно было считать эту главу психопатической саги закрытой.
Однако примерно через полтора месяца Сергей снова позвонил и спросил: помнишь, ты делал Наталье ноутбук? При одном только упоминании этого факта Джонни сразу резко напрягся, морально готовясь к худшему, после чего выдавил из себя: «И что?» Однако, словно читая на расстоянии возможность такой реакции, Сергей поспешил заверить его насмешливым тоном, практически одновременно с вопросом Джонни: «Да нет, с ним всё нормально, он «летает». Но тут выяснилось, у неё моноблок в точности как у меня, помнишь, ты мне ремонтировал в прошлом году? И с ним, кажется, та же проблема!»
Слушая Сергея, Джонни невольно отметил для себя в который раз: вероятностные оценки – слабая сторона психопатов, на которой они то и дело «подрываются» в своей лжи. Видимо, от быстро, непринуждённо и складно говорящих психопатов даже примерный расчёт шансов того или иного события потребовал бы слишком больших когнитивных ресурсов (там более, психопаты, с которыми приходилось иметь дело Джонни, были людьми малообразованными – Валенков, Туповский, Гонилов, Леночка...), а потому они себя не утруждали вычислениями. В результате, время от времени их ложь давала серьёзные сбои, как, например, в этом случае. В самом деле, какова может быть вероятность того, что у Натальи такой же в точности моноблок, как у Сергея, если не он ей его «подогнал»?
Впрочем, Джонни понимал и то, как важно не переоценивать значение данного фактора. В частности, у Натальи, наверное, действительно был день рождения, когда Джонни учил её вводить пароль без русской раскладки, каким бы маловероятным Джонни тогда ни показалось это событие.
И памятуя, с какими людьми имеет дело, Джонни на этот раз сразу постарался предупредить: «Я ничего не обещаю, а потому не могу брать на себя ответственность, даже если в результате ремонта устройство придёт в полную негодность! В случае успешного результата я не отдаю моноблок обратно, пока не получу три тысячи за свою работу. Никаких кредитов и залогов!»
Получив от Сергея соответствующие заверения (которым в устах психопата, как Джонни прекрасно понимал, грош цена, а потому они годились скорее лишь для самоуспокоения и минимизации тревоги), Джонни принялся ждать, когда Наталья подвезёт моноблок. Джонни предполагал, что Наталья позвонит ему и попросит помочь ей, встретив на улице, а потому был немало удивлён, когда она легко, в одной руке внесла в его квартиру девайс, который весил четырнадцать с лишним килограммов. Есть женщины в русских селеньях!– подумал впечатлённый Джонни.
Впрочем, в тот визит Наталья показала себя не только физически сильной, но также хитрой и коварной женщиной. Сначала она заявила о своём желании получить готовый моноблок через два дня, не позднее, и Джонни пришлось повторять ей уже сказанное прежде Сергею: ключевую часть устройства придётся везти другому человеку, а потому весь ремонт займёт не меньше недели. Потом Наталья поинтересовалась: «две тысячи?», хотя Джонни всего несколько часов назад отчётливо сказал Сергею: «три».
Дальше вначале всё шло как по накатанной. Джонни убедился в проблеме, разобрал моноблок, тщательно складывая на видном месте мелкие детали и винтики. Потом выкрутил плату и отвёз коллеге, который так часто его выручал. Владимир, как всегда, в этот раз был на высоте, и через три дня вернул Джонни отремонтированную системную плату со словами: расплатитесь, когда проверите.
Джонни принялся собирать моноблок обратно с намерением проверить и наутро отдать Наталье, но тут его поджидал неприятнейший сюрприз: не хватало внутренней металлической задней стенки! С одной стороны, им была отложена в сторону пластмассовая большая главная задняя стенка, которую Джонни так боялся сломать, помня свой горький прошлогодний опыт. С другой – в наличии были все многочисленные мелкие детали и винтики, с нехарактерной для него аккуратностью сложенные в стоявший рядом корпус компьютера. Но проклятой задней металлической стенки не было, и всё тут! А она была важна при сборке, чтобы прочно зафиксировать внутренности. Да и в любом случае Джонни не решился бы без этой стенки отдавать, даже если бы она выполняла декоративную функцию.
Джонни становилось всё больше не по себе от происходящего. Усиливалось ощущение, что у него «едет крыша». Нет, разумеется, на самом деле она у него давно уже серьёзно и безвозвратно съехала, но он до этого момента, значит, просто не представлял себе, насколько!
Да, он и раньше дома умудрялся терять целые боковые стенки и верхние крышки от корпусов, ещё большие по размеру. Конечно, тогда это было обидно, т.к. корпуса, которые стоили денег, приходили таким образом в негодность, но это всё же было не то. Теперь же, зная, как это было важно для него, с какими клиентами он имеет дело в данной ситуации... Нет, это было просто немыслимо!..
Джонни принялся судорожно шарить по всему полу, среди куч своего хлама. Обессиленный, он свалился на кровать, когда за окном уже рассвело, однако крышку так и не нашёл. А на следующий день позвонила Наталья и поинтересовалась, когда будет готово. Не решаясь сообщить ей правду, Джонни сказал: через пару дней, теша себя надеждой за это время всё же найти долбаную деталь.
В последующие дни Джонни принялся последовательно прочёсывать квадратный дециметр за дециметром пол в своей комнате. Ему, с его одержимостью накапливать хлам, при этом то и дело приходилось принимать невыносимо мучительные решения выкинуть ту или иную вещь, которая давно уже стала ненужной, но от этого её не становилось менее жалко выбрасывать. За эти несколько дней он вынес на свалку несколько мешков с мусором. Но крышки нигде не было!
Теперь Джонни с невыразимым ужасом думал о том, как он мог, отвлёкшись разговором по телефону или увлёкшись своими мыслями, нечаянно вынести крышку, скажем, на кухню, где тоже было полно всего, или вообще в бывшую мамину комнату, заваленную железным хламом до потолка. Тогда, пожалуй, ему эту крышку вообще до конца жизни не найти!
Отчаяние усугублялось невыносимым осознанием реальности того факта, как плохо работает теперь его мозг: он даже не может вспомнить, представить себе по памяти, как он эту крышку вообще доставал! Со временем у него в сознании всё больше укреплялось представлявшееся ему в то же время бредовым ощущение, что этой крышки вообще не было, когда Джонни разбирал моноблок! Но ведь по конструкции она должна там быть! А главное, он постоянно представлял себе, словно кошмар, как может реагировать Сергей, узнав, что Джонни про*бал крышку!
Когда Наталья позвонила даже не через два, а через четыре дня, Джонни, не в силах больше выносить своё отвратительное моральное состояние, связанное с этой ситуацией, решил сказать, как есть. Вначале, правда, от её реплики ему стало ещё больше не по себе, усилив его и без того немалую тревогу. Джонни начал, сказав: «Я хотел позвонить тебе (к тому времени они уже перешли на «ты», начиная с Натальи – Джонни в подобных ситуациях предпочитал «зеркалировать» обращение собеседника) и сообщить об этой проблеме, но потом решил не беспокоить, раз сама не звонишь». Наталья же ответила ему на это совершенно непринуждённо: «А почему? Ты можешь, если хочешь, мне даже просто так звонить, мы же теперь с тобой друзья!»
Джонни обычно резко негативно воспринимал психолухов, наблюдая, как представители их цеха обманывают людей и делают деньги на чужих душевных страданиях. И, тем не менее, время от времени он всё же видел некоторый смысл в их мнениях. Например, когда они рекомендуют своим клиентам всячески избегать тех, кто беспардонно переходит «личные границы» (очень популярное словосочетание в лексиконе психолухов), преследуя свои эгоистические (обычно корыстные) интересы.
Впрочем, в сложившейся обстановке Джонни не имел возможности детально обдумывать мотивы Натальи, зачем она так сказала и всё такое. Его главным приоритетом сейчас было сознаться, а там будь что будет! Но когда он это сделал, к его невероятному изумлению, Наталья сказала: «Ах, да, там была такая крышка железная! Я её сняла прошлым летом, а то моноблок с ней сильно грелся!» У Джонни, с одной стороны, камень с сердца свалился, но с другой, ему стало не по себе от мысли: как он мог не заметить отсутствия такой здоровой хрени! О чём он вообще думал, разбирая моноблок?! Вот ведь интересный парадокс: Он так тревожился при этом, чтобы всё получилось так, как надо, но при этом даже не заметил такую важную деталь, точнее, её отсутствие.
Правда, об этом у него теперь также не было времени размышлять. Важнее было решать задачу, стоявшую перед ним «здесь и сейчас», а именно организационный вопрос. Джонни настоял, чтобы Наталья непременно привезла недостающую металлическую заднюю крышку, т.к. иначе видеокарта не была жёстко зафиксирована. Джонни сразу предупредил: тебе придётся приезжать два раза, так как нужно уже собранный моноблок нормально протестировать.
Однако когда Наталья приехала и вручила Джонни крышку, она заявила: собирай, я тебя подожду, и прямо через полчаса заберу. Джонни нехотя согласился, но по истечении оговоренного времени он успел лишь включить моноблок и запустить операционную систему. Основательно тестировать уже было некогда. А в ответ на высказанные им сомнения Наталья сказала – я проверю сама.
Когда она расплатилась, забрала моноблок и ушла, Джонни не покидали неприятные предчувствия. Они в некотором роде начали сбываться менее чем через два часа после визита Натальи. Она позвонила и поинтересовалась, где её Bluetooth адаптер, который якобы находился в одном из разъёмов USB, когда она привозила ноутбук на обслуживание. Джонни вначале так обалдел от этого вопроса, что сказал, что он не помнит, чтобы адаптер там было вообще, но посмотрит. На следующий же день, когда Джонни был уже уверен, что ничего в портах USB не торчало, т.к. в противном случае он сразу сообщил бы об этом, либо как-то себе пометил, Наталья принялась говорить уверенным и в то же время наигранно-расстроенным голосом: «Нет, он там был, я точно это знаю!» И Джонни был вынужден смущённо мямлить: «Да не видел я его! Не помню! Надеюсь, ты не будешь думать, что я его у тебя украл!» Но, с другой стороны, как он мог с уверенностью утверждать про отсутствие маленькой хрени размером с флэшку, если перед этим без малого неделю судорожно искал здоровенную металлическую стенку?! И от этой мысли ему становилось не по себе. Он испытал только некоторое облегчение, когда выдавил из себя смущённо: «Вряд ли, конечно, но если вдруг найду у себя случайно, то дам знать», а Наталья ответила: «Хорошо».
Джонни прекрасно понимал: это была психическая атака против него. Он не мог только догадаться, зачем они это делают и чего хотят таким образом от него добиться. Чтобы он почувствовал себя виноватым и подарил им новый Bluetooth адаптер? Но рассчитывать на такое – слишком даже для психопата! А впрочем, что они реально теряют, разыграв перед ним такой спектакль, если угрызений совести по этому поводу у них нет ровным счётом никаких? Даже если Джонни им ничего не подарит в итоге, они в любом случае могут рассчитывать малость (или даже серьёзно – ведь есть же люди, очень чувствительные к таким вещам, начинающие сильно переживать по пустякам) испортить ему настроение. Но какой тогда для них в этом смысл, если, конечно, исключить странное садистское удовлетворение, которое испытывают некоторые, наблюдая растерянность другого человека?
Для таких, как они, в гардеробах общественных мест пишут: «За вещи, оставленные в карманах, администрация ответственности не несёт!» А то ведь непременно найдутся умники, которые станут настаивать, что у них там был оставлен кошелёк с сотней тысяч рублей или прочие ценности!
Джонни также почему-то вспомнилось, как Леночка неоднократно проделывала с ним подобные трюки, чтобы его деморализовать. Хотя с ней в подобной ситуации как раз было понятнее – у неё имелась вполне объяснимая заинтересованность его деморализовать, так как между ними было более личное общение.
Джонни уже начинал понемногу приходить в себя и успокаиваться после этого неприятного инцидента, когда ему позвонил Сергей и (наигранно) гневным тоном поинтересовался: «что ты сделал с этим моноблоком?!» И прежде чем Джонни успел ответить выражением недоумения, продолжил: «Он работает, сука, как первый Пентиум! Ты не поверишь (в этот момент Джонни подумал про себя цинично: конечно, не поверю!): Наталья вчера попыталась установить <MS> Office, так он, сука, устанавливался ЧЕТЫРЕ ЧАСА! Ты понимаешь, б***ь, что это такое, ЧЕТЫРЕ ЧАСА?!»
Джонни, конечно, так и подмывало при этом сказать: «быть может, это было связано не столько с тем, какие ремонтные работы я выполнял на моноблоке, сколько с тем, *как* Наталья устанавливала Офис?!» Однако, разумеется, Джонни не стал это озвучивать, т.к. во-первых мог себе представить, какая волна говна поднимется, если он это скажет, а во-вторых, ему было практически сразу ясно: это очередной психопатический спектакль. Оставалось только разобраться, с какой целью на сей раз его решили им «порадовать»?
Задать об этом прямой вопрос собеседнику Джонни, разумеется, не мог, т.к. не было шансов получить правдивый ответ, а потому действовать приходилось, руководствуясь косвенными критериями. Первым делом Джонни организовал Сергея запустить счёт super pi сначала на миллион, затем на тридцать два миллиона знаков после запятой. Как и следовало ожидать, времена счёта, 34 секунды и 30 минут восемнадцать секунд (Джонни удивительно точно предсказал последний результат заранее, сказав: будет вычислять примерно 30 минут) соответственно, подтвердили предположения Джонни: вычислительные операции моноблок совершал с нормальной скоростью. О чём Джонни и поспешил проинформировать Сергея. Джонни сказал нехарактерным в их общении для него уверенным тоном: «Как видишь, по объективным тестам производительность тех частей моноблока, которые могли быть затронуты ремонтом, на адекватном уровне. Поэтому, если честно, я просто не понимаю, какие могут быть ко мне претензии».
В ответ Сергей, видимо, опасаясь, что Джонни сейчас сделает попытку вообще прекратить разговор, заявил: «Я же тебе не предъявляю, что ты что-то там сделал. Я хочу у тебя выяснить, почему комп тормозит». Таким образом, Сергей в очередной раз продемонстрировал типичную для психопатов тенденцию делать противоречащие друг другу утверждения в ходе одного разговора. Ведь сказанное было прямо противоположно тому, с чего он начал беседу: «что ты сделал с этим моноблоком?!»
Но, как бы там ни было, Джонни не удалось в итоге развить свой успех в плане отмазывания от попыток Сергея возложить на него ответственность за якобы имеющие место тормоза моноблока. Чтобы выполнить глобальное тестирование скорости работы простым способом, Джонни предложил Сергею запустить встроенный в Windows 7 тест производительности. Даже несмотря на всю ограниченность этого инструмента, он вполне годился для оценки в первом приближении, особенно в плане выявления «слабого звена». Однако Сергей, видимо, почувствовав, что его сейчас выведут на чистую воду, принялся артистично орать, как не может даже дождаться, пока тест производительности запустится. Мол, такими темпами сам тест будет идти несколько суток. Джонни попытался его заверить, что временная продолжительность теста не зависит от уровня производительности компьютера, однако Сергей его не слушал.
В то же время Сергей высказал свою якобы догадку, которая стала для Джонни ключом к пониманию причин спектакля. Сергей заявил, что когда последний раз запускал тест производительности, встроенный в Windows, и сравнивал с результатами, которые показывал его «собственный» моноблок (который Джонни чинил в прошлом году) балл моноблока Натальи был ниже за счёт оценки жёсткого диска. Джонни усмехнулся, что не стоит так серьёзно принимать эти показатели. Мол, у него на дисках, объединённых в RAID-массивы нулевого уровня, ещё меньше показывает, и он не жалуется. Однако Сергей попросту проигнорировал это замечание, то ли не поняв его смысла, то ли не приняв всерьёз. Тогда Джонни решил двигаться в том направлении, которое наметил Сергей – предложил проверить поверхность жёсткого диска.
Следуя инструкциям Джонни, Сергей сначала скачал, а затем записал на болванку образ тестового диска Hiren's Boot CD. Всё это заняло у Сергея, учитывая необходимость медленно выполнять детальные указания, от силы минут десять. Джонни при этом отметил для себя проявление ещё одного характерного свойства психопатов. Оно проявляется, с одной стороны, в их способности очень хорошо концентрироваться на выполняемой задаче, не отвлекаясь ни на посторонние раздражители, ни на поток собственных мыслей. Благодаря этому, по-видимому, у Сергея получалось так хорошо следовать инструкциям Джонни, несмотря на образование 8 классов церковно-приходской школы и весьма умеренную в лучшем случае компьютерную грамотность. Другой, «нормальный» человек, наверное, в подобной ситуации значительно больше бы тупил и тормозил, не говоря уже про самого Джонни с его больной головой. В то же время, такое «туннельное» восприятие стоящей перед ним задачи, вероятно, значительно ограничивало «периферическое зрение» Сергея применительно к данной проблеме. В силу этого обстоятельства, надо полагать, Сергей «забыл» материться, когда запускалась программа Nero Burning ROM для записи болванок. Джонни хорошо знал: обычно Nero и прочие средства «нарезания» записываемых дисков объективно стартуют даже дольше, нежели многие обиходные приложения. А потому Сергей непременно должен был бы ругаться на медленность запуска этой программы, если бы его моноблок действительно тормозил.
Как и следовало ожидать, полная проверка поверхности жёсткого диска при помощи MHDD прошла, как говорят медики, без особенностей. Теперь Джонни мог со спокойной совестью и ещё большей уверенностью сказать Сергею: по всем тестам производительность твоего моноблока нормальная, и я не понимаю, из-за чего ты так переживаешь. Реакция Сергея, однако, напомнила ему сцену из компьютерной игры, когда бомба или снаряд попадает в цистерну с говном. Сергей начал орать: «Я не пойму, ты совсем тупой, б***ь, что ли? Я тебе говорю: «у меня машина не едет!», а ты мне про какие-то тесты говоришь! Ты понимаешь, б***ь, такие слова, «машина не едет ни х**!!» Да мне по х** на твои тесты, если у меня машина не едет!»
Джонни вначале сделал робкую попытку усомниться: «так не бывает», но, как вскоре осознал, зря, так как Сергей принялся орать: «Ты мне не веришь? Я что, по-твоему, пи**ить тебе буду, да?!» Джонни усмехнулся про себя: «Я заметил, ты мне говоришь исключительно правду! Да таких пи***лов, так ты, ещё поискать надо!» Но вслух, разумеется, он этого не сказал, так как иначе его бы накрыл с головой девятый вал говна. Вместо этого Джонни сделал очередную тщетную попытку привести логические аргументы: «Знаешь, сколько лет я имею дело с компьютерами, раньше я такого не видел, чтобы у пользователя всё тормозило, но при этом измерения производительности с помощью тестов давали нормальные результаты! Сегодня ты тест запускал – скорость счёта была вполне нормальная, я даже мог её предсказать тебе. Несколько дней назад ты смотрел родными средствами Windows – тоже было всё нормально». Джонни не преминул указать Сергею, что он тестировал производительность моноблока средствами самой системы уже *после* того, как Наталья забрала его у Джонни. Свою дальнейшую аргументацию Джонни построил таким образом: «Если я правильно тебя понял, ты утверждаешь, что производительность нормальна только в тестах, далёких от реальной жизни. Но если все компоненты работают с нормальной скоростью, возьми, переставь Windows, и ты увидишь, что процесс идёт с нормальной скоростью!»
Уже произнеся эти слова, Джонни понял, какую глупость он сказал. Ведь Сергей же сам себе систему переустановить не сможет! Даже если у него получится её инсталлировать, где он возьмёт драйвера?! Но было уже поздно – слова вылетели. Сергей свирепым голосом поинтересовался, сколько времени устанавливается Windows 7. Джонни сразу сообразил, к чему клонит его собеседник. Слишком малое время называть глупо. К тому же, ХЗ с какой скоростью оптический привод в моноблоке Сергея DVD читает – возможно, очень медленно. С другой стороны, не стоит говорить слишком много, накаляя и без того неспокойную обстановку заведомым враньём, к тому же уподобляясь в этом своему собеседнику. Поэтому Джонни назвал разумное значение: 40 – 50 минут.
Сергей не стал спорить с этой оценкой. Он просто продолжил говорить на повышенных тонах: «Хорошо! Вот сейчас я засекаю время, 22 часа 50 минут, и начинаю ставить Windows. Когда процесс закончится, я позвоню тебе. Если это займёт больше пятидесяти минут, как ты говоришь, должно на это потребоваться (Сергей теперь начал откровенно орать), я рас***чу этот моноблок об стену, и ты будешь покупать мне новый!» Джонни не успел ответить Сергею, чтобы не надеялся, как тот сбросил звонок.
Минут через пятьдесят позвонил Сергей и сообщил, что прошёл уже час, а даже индикатор копирования файлов системы до конца не дошёл. После чего, уже практически срываясь в крик, добавил: «ты не представляешь, б**, как мне хочется раз**бать эту х**ту. Наверное, я прямо сейчас это и сделаю!». С «того конца провода» донёсся грохот, напоминающий сильные удары. Джонни весь сжался, словно били его. Да, такого он не ожидал! Стараясь не выдать своего волнения и говорить как можно спокойней, Джонни сказал: «Это твоя вещь. Тебе волен поступать с ней, как считаешь нужным». Сергей на это, однако, зачем-то ответил с явной усмешкой, что моноблок не его, а Натальи. После чего добавил уже значительно более спокойным тоном: ладно, я позвоню тебе, когда система установится до конца».
Этот разговор между ними происходил, когда Джонни ещё был в круглосуточном магазине, расположенном неподалёку от его дома, куда он отправился на ночь глядя за продуктами. Вернулся Джонни таким взвинченным, что даже не взял с собой в ванную телефон, когда мылся. Выйдя после душа на кухню, Джонни увидел тринадцать пропущенных вызовов с номера, который не определялся. Наверное, только психопат может быть в подобной ситуации таким настойчивым,– усмехнулся Джонни. К тому же, с номеров, которые не определялись, ему могли звонить лишь два человека – Сергей Гонилов и Андрей Валенков, и оба они были психопатами. Джонни также вспомнились рассказы Леночки о том, как она названивала своему любовнику, который её даже в чёрный список из-за этого заносил.
Когда Сергей наконец-таки дозвонился до Джонни уже во втором часу ночи, его словно подменили. Теперь он уже был если не сама вежливость, то, во всяком случае, небо и земля с его же манерой общения всего пару часов назад. Очевидно, он осознал: если Джонни перестанет отвечать на его звонки, ему будет гораздо труднее, если вообще реально, осуществить желаемое, ради чего, собственно, им был устроен весь спектакль. Вначале Сергей деликатно поинтересовался, словно оправдывая таким образом свой столь поздний звонок: «Ты где был? Я тебе звонил...» На это Джонни ответил: «А, извини, я только из ванной вышел». По тону голоса своего собеседника Джонни понял, что Сергей ему не поверил. Джонни и раньше не раз, особенно на примере Леночки, отмечал для себя это свойство психопатов: видимо, привыкши сами лгать налево и направо, они нередко сомневались даже тогда, когда люди говорили им правду, как было и в данном случае. Вероятно, Сергей подумал, что Джонни вначале решил больше не отвечать на его звонки, но потом то ли испугался, то ли смягчился, и решил взять трубку. Впрочем, такая интерпретация была только на руку Джонни, так как вынуждала Сергея разговаривать с ним в значительно более цивилизованной манере.
Сергей сказал: «Ты прикинь, винда ещё до донца не установилась, а прошло уже более двух часов». Однако после этих слов он не принялся ни орать, ни упрекать собеседника в чём-либо, ни угрожать разнести моноблок, а принялся в удобной для себя формулировке излагать то, чего, как уже давно понял Джонни, Сергей хотел: «Ты знаешь, чё я думаю? Мне кажется, это жёсткий диск, сука, тупит. Теперь я в этом уже точно уверен!» Джонни отметил для себя, как Сергей говорил с уверенностью наркомана, пришедшего к врачу рассказать о своих проблемах со здоровьем и потребовать выписать заветное средство, которое непременно ему поможет.
Но Джонни не собирался спорить. Тем более, он уже давно предвидел такой поворот. К тому времени Джонни уже успел многократно протестировать диск, который предназначался заменить установленный в моноблоке Сергея.
Сергей продолжил: «Ты говорил, у тебя есть диск быстрый на пятьсот гигов. Так вот, давай тогда ты мне на него заменишь, а я приеду домой, погоняю, и если будет всё нормально, то я тогда тебе за этот диск заплачу. А если всё равно будет тормозить, тогда скажу Наталье, пусть продаёт этот моноблок на х**!»
Джонни сказал: «ладно», и в результате достигнутой между ними договорённости Сергей приехал в два часа ночи и привёз свой моноблок. Разобрав моноблок, Джонни окончательно понял причину устроенного его клиентом спектакля. Ранее, доставая, а затем устанавливая обратно материнскую плату, Джонни даже не заглядывал в тот отсек, где был расположен жёсткий диск. Теперь же его взору открылся маленький, а потому прикрученный всего двумя винтиками вместо четырёх, ноутбучный (шириной 2,5 дюйма, да к тому же ещё более тонкий, вместо «десктопного» 3,5 дюйма, который должен там был стоять по конструкции) диск. Очевидно, Сергей считал скорость этого маленького диска с 5400 оборотами шпинделя вместо 7200 недостаточной, а чтобы заставить Джонни выполнять работу по замене диска бесплатно, устроил весь этот цирк с низкой производительностью моноблока.
Собрав прямо посреди ночи устройство обратно (как бы ни было много времени, он не смог бы спокойно уснуть, не проверив свою гипотезу) Джонни принялся устанавливать программное обеспечение, «по приколу» хронометрируя различные процессы: инсталляция Windows – 16 минут (правда, с флэшки), Office 2007 Enterprise – 9 минут и т.д. Потом оставил моноблок на ночь (правда, у нормальных людей тогда было уже раннее утро) включённым скачивать и устанавливать обновления.
Когда на следующий день Джонни рассказал Сергею о результатах, тот только усмехнулся с видом человека, чьи предсказания сбылись. Забирая моноблок, Сергей задал только один вопрос: «сколько с меня?» Джонни тут же сообразил, что если назвать цену, то Сергей примется говорить «буду должен», обещать расплатиться, когда проверит и всё такое. Поэтому Джонни сказал: «Нисколько! Я тебе просто заменил один диск на другой».
Такая реакция Джонни, кажется, могла изумить даже психопата, хотя на самом деле, конечно, с этим контингентом обычно трудно сказать, действительно ли человек удивлён или просто играет. В ответ на щедрый жест сияющий от радости Сергей пожал Джонни руку, после чего забрал свой девайс и уехал.
Казалось, теперь Джонни мог, наконец, спокойно вздохнуть и поставить точку в этой истории с Натальей. Не тут-то было. Всего через несколько дней Сергей позвонил снова и сказал сердитым тоном: «Ну почему ты опять не можешь сделать свою работу нормально с первого раза? Что с тобой случилось? Стареешь?»
Естественно, Джонни было неприятно это выслушивать, особенно про «стареешь», но он сдержался и поинтересовался у Сергея, чем тот на сей раз был недоволен. Вначале Сергей, который имел привычку так делать там, где ему это было удобно в его манипулятивных речах, счёл нужным как бы отметить заслуги Джонни. Сергей сказал: «Смотри, когда ты заменил жёсткий диск, компьютер стал работать просто за**ись. Игрушки летали быстрее, чем на том, который ты делал в прошлом году. Я уже собирался его отдавать Наталье (Джонни про себя подумал, зная очевидные причины вранья Сергея: что же ты так долго собирался-то?!), как он перестал загружаться. А когда Джонни решил уточнить, что Сергей под этим понимает, тот ответил: «Ну, показывает экран, там первое запустить восстановление системы, а второе загрузиться как обычно».
Джонни попытался сказать, что такое случается, когда компьютер выключают неправильно, но Сергей продолжал настаивать: он выполнил «завершение работы» как положено, а потом, откуда ни возьмись, случилась, мол, такая фигня. Словно тщетно стараясь удивить Сергея его собственной ложью, Джонни спросил: «А если выбрать «Обычная загрузка Windows»?». Сергей, вначале, к его удивлению, ответил так: «Тогда система грузится нормально». Однако тут же, словно спохватившись в ожидании вопроса: «так в чём тогда проблема?», добавил: «Но потом, после того как завершаешь работу как обычно, при следующем включении снова вылазит так же х***я».
Сколько Джонни ни общался с психопатами, он не переставал изумляться тому, как они могут совершенно невозмутимо врать даже тогда, когда собеседник знает правду. Оставалось только выяснить, ради чего на сей раз был устроен этот спектакль. И с этой целью Джонни продолжал нащупывать почву. Он сказал Сергею: «Ты уж мне не говори! Такой экран не возникает на ровном месте после нормального завершения работы. И если жёсткий диск исправен – а я его проверял несколько раз перед тем, как поставить тебе – значит, это как-то связано с действиями пользователя. Например, установкой каких-то программ». «И чё, теперь программы устанавливать нельзя?» – огрызнулся Сергей.
Неожиданно у Джонни возникла неприятная мысль: «А если он неаккуратно нёс свой моноблок, или ещё по какой причине там правда проблема с диском, тогда как быть? Ведь он непременно обвинит в этом меня!» И вообще Джонни стал всё острее чувствовать, как ему на этот раз ещё больше надоедал подобный цирк, и вообще хотелось поскорее выяснить, зачем Сергей его устроил. Поэтому Джонни сказал прямо: «Послушай, Сергей, я не могу тебе по телефону выяснить, почему у тебя такая фигня происходит. Если хочешь – привози свой моноблок, и я тебе скажу. А на расстоянии я это не могу определить. Мне нужно проверить разные варианты».
Через полчаса Сергей уже был у него. И первым делом поинтересовался (а было около шести вечера) «получится ли сегодня сделать?» В ответ Джонни лишь пожал плечами: как пойдёт. Менее через два часа, когда Джонни вернулся из магазина, куда он, наконец, собрался пойти за продуктами, снова раздался звонок Сергея, которому, очевидно, не сиделось спокойно без компа: «ну как?» Теперь Джонни говорил с усмешкой, в которой слышалась чуть ли не издёвка: «Ты, наверное, считаешь, я тебе плохой диск поставил? Так вот, я сейчас проверяю его поверхность. Уже один круг прошёл, хочу ещё три раза его проверить, чтобы ко мне потом не было претензий по этому поводу». Сергей поспешил его заверить: «Да не, ты что, я тебе наоборот говорю спасибо за него, всё летает! Это просто винда, наверное, кривая, пиратская! Не надо больше никакой диск тестировать, просто переустанови мне систему нормально, и всё!»
Джонни, разумеется, понял намёк, заключавшийся в стремлении собеседника организовать его переставить засранный самим же Сергеем Windows, и отвечал тем же ироничным тоном: «Несомненно, эта в точности та же самая кривая винда, которую я тебе и Наталье твоей ставлю каждый раз, за исключением тех случаев, когда меня угораздило ставить изначально с англоязычного дистрибутива той же кривой винды, после чего, если помнишь, я исправлял на эту и вроде вы с Натальей были довольны. Так вот, я тебе сейчас с неё поставлю последний раз, всё будет нормально загружаться, и чтобы ко мне на эту тему вопросов больше не было!»
Поздно вечером и даже ночью Сергей с явным нетерпением названивал: «ну как, всё?» А Джонни отвечал с усмешкой: «Нет, установка обновлений на Windows и офис занимает пять часов». В один из таких звонков Сергей даже фактически сознался (собственно, Джонни это и так уже понял и без него, глядя на странные скачанные файлы), как он пытался поставить специальный драйвер, чтобы у него был «объёмный звук». А в результате, как Джонни уже догадался сам (ведь психопат-то никогда не сознается и не примет вину на себя!), скачал какую-то хрень с вирусами, после установки которой комп перестал нормально работать, и тогда Сергей принялся звонить Джонни.
Когда Сергей на следующий день собирался ехать забирать свой моноблок, он попросил Джонни сделать ему загрузочную флэшку с той самой «кривой» Windows, «чтобы не приходилось каждый раз ездить к тебе, когда она слетит». Разумеется, бесплатная работа Джонни для психопата Сергея ровным счётом ничего не значила – его волновала только необходимость поднимать свою откормленную задницу, чтобы отвести моноблок на обслуживание!
Теперь Джонни уже даже не переживал, что в этот раз, как и предыдущий, он фактически переставлял Сергею систему бесплатно и получил от него только двести рублей – себестоимость флэшки. И в самом деле: если бы к Джонни, обратилась, например, мама какого-нибудь мальчика, скажем, с синдромом Дауна и попросила переустановить операционную систему на любимой игрушке её сына – персональном компьютере,– он бы не стал брать с неё деньги, верно? Но если так разобраться, ведь Сергей, по сути, такой же человек с ограниченными возможностями, просто его дефект заключается не в драматическом снижении когнитивных функций, а в ущербности эмоциональной сферы и отсутствии совести. Так почему бы тогда не помочь из гуманных соображений моральному инвалиду?
Конечно, кто-нибудь, наверное, мог бы обвинить Джонни в том, как он своей мягкостью, основанной на трусости и малодушии, во взаимодействии с Сергеем фактически поощрял психопата. Однако в действительности тут всё было отнюдь не так просто. В самом деле, если бы Джонни занял более жёсткую позицию в отношении Сергея, контакты между ними бы попросту прекратились. Независимо от этого, будучи психопатом, Сергей, несомненно, продолжил бы обманывать людей в своём автобизнесе на значительно большие суммы, нежели те, которые он мог выгадать на компьютерном сотрудничестве с Джонни.
Продолжая же время от времени взаимодействовать с Сергеем, Джонни имел шанс видеть психопата в действии, ведущего себя естественным для него образом и изучать таким образом закономерности его поведения. Такие наблюдения приносят более ценную информацию о людях с этой патологией личности, нежели «научные» исследования продажных профессоров, раздающих своим студентам – будущим психолухам опросники, которые те заполняют, получая за это хорошие оценки, представляя себя психопатами или кем препод пожелает!
Обобщая данные, полученные им в ходе изучения различных субъектов, Джонни получает возможность рассказать широкому кругу людей о том, как устроен разум психопатов, давая тем самым своим читателям знания, которые позволят им своевременно распознавать социальных хищников в своей жизни и минимизировать наносимый ими вред.
Кроме того, интересы Джонни простирались гораздо шире. Ему хотелось раскрыть глаза современников и представителей следующих поколений на ту социальную действительность, которая его окружала. Так, думающему человеку его эпохи было трудно не заметить, как снизился уровень базового образования многих людей. С чем это могло быть связано? Наблюдения Джонни давали обширный материал для размышлений над этим вопросом.
С одной стороны, например, Джонни видел, как трудился не покладая рук по шестнадцать часов в день Владимир – выпускник МГУ, замечательный специалист по электронике и просто человек с золотыми руками, вынужденный большую часть своего времени проводить фактически на помойке среди железного хлама. И как на фоне Владимира чувствовал себя Сергей – психопат с восемью классами образования, сумевший хорошо окопаться в Москве, построив тут свой бизнес на торговле подержанными авто. При этом фактически единственным профессиональным навыком Сергея, которым он действительно хорошо владел, было умение ездить по ушам клиента. Он писал, оформляя доверенность на управление транспортным средством, «бес право передоверия». Сергей, таким образом, мог ставить себя выше правил русского языка. И в самом деле, зачем ему даже не осваивать правила орфографии (об этом, понятно, речи и быть не может, коль скоро семья и школа не научили), так хотя бы программными средствами проверять? Нет, ему ни к чему было так утруждать себя, коль скоро он и без этого умел убедить людей доверять ему, как не получалось у других, каким бы он при этом ни был бесом по жизни. Так ради чего тогда, спрашивается, школьникам, которые если не видели такое непосредственно, то хорошо знали по историям и рассказам, было приобретать в школе фундаментальные знания?
И подобная ситуация, увы, царила не только в образовании, но и в других жизненно важных сферах общественной жизни, например, в здравоохранении. Относительно состояния последнего показательно, как Наталья, подруга Сергея, закончившая в своё время Мухосранский педагогический университет, когда приехала покорять столицу, подалась именно в медработники. В её манерах хорошо чувствовалась хватка профессиональной торговки, выдрессированной на курсах менеджеров продавать околомедицинские услуги офисному планктону – обывателям с уровнем достатка чуть выше среднего, педалируя на имеющийся практически у каждого человека страх смерти и тяжёлых заболеваний.
И спрос на кадры, подобные Наталье, трудившейся в частной «клинике МРТ», был не удивителен. Ведь медицина из самой гуманной профессии давно уже трансформировалась в рынок частных услуг, где последними достижениями современной диагностики пользовались не тяжелобольные люди, которые в этом больше всего объективно нуждались, а те, например, кто имел возможность заплатить за то, чтобы посмотреть, «всё ли у них там нормально».
Общедоступная же, «бесплатная» помощь по полису ОМС превратилась, по большому счёту, в фикцию. Было бы несправедливым, конечно же, не отметить благородные и самоотверженные усилия многих врачей и младшего медицинского персонала по спасению жизни и сохранению здоровья многих людей, но, к сожалению, часто по не зависящим от них причинам они имеют реальную возможность предложить своим пациентам лишь утешение.
И, тем не менее, видя всё зло, творящееся в окружавшем его царстве насилия и несправедливости, Джонни не собирался сдаваться. Разумеется, Сергея Гонилова было бессмысленно призывать поиметь отсутствующую у него совесть, подобно тому, как не стоило даже пытаться образумить Сергея Туповского, Андрея Валенкова или красавицу Леночку. А поскольку невозможно ни с легальной, ни с этической точки зрения их изолировать от общества, оставалось только учить людей своевременно распознавать подобных типов и минимизировать вред, который могут принести контакты с ними.
К счастью, в отличие от упомянутых субъектов, у большинства населения имеется потенциал культивировать в себе качества Человека с большой буквы и жить по совести. Поэтому Джонни не хотел, чтобы вести себя подобно психопатам становилось модным, гламурным – ведь так будет хуже практически всем. Джонни невольно улыбнулся, вспомнив пароль на ноутбуке Сергея, который он учил Наталью вводить на цифровой клавиатуре без русской раскладки: <Alt> + 229; <Alt> + 224; <Alt> + 165; <Alt> + 173; <Alt> + 162; <Alt> + 160; <Alt> + 172. Нет, пока у него ещё остаются силы, он будет делиться своими знаниями со всеми людьми доброй воли, чтобы они не становились жертвами негодяев, и могли сказать тем, кто жаждет исполниться «мудрости» психопатов, всяческих бизнес – тренеров, психолухов и прочих мразей, наставляющих людей обманывать и эксплуатировать друг друга: ХРЕН ВАМ!
Открой для себя мир необычных людей: http://freak.sytes.net/
Johnny
Участник
Участник
 
Сообщения: 35
Зарегистрирован: Вс авг 12, 2012 11:47 pm
Откуда: Москва

Вернуться в Наша проза

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Google [Bot], Majestic-12 [Bot], Yandex [Bot]

cron